Случайный афоризм
Поэты рождаются в провинции, а умирают в Париже. Французская пословица
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


     XVII


     Роберт  Горн  был  в  довольно  странном  положении.   Талантливейший
карикатурист, создатель  модного  зверька,  он  года  два-три  тому  назад
разбогател чрезвычайно, а ныне, исподволь и неуклонно, возвращался если не
к нищете, то во всяком случае к заработкам очень  посредственным.  Таланта
своего он отнюдь не утратил - более того, он рисовал тоньше и тверже,  чем
прежде, - но что-то неуловимое случилось в отношении  к  нему  со  стороны
публики - в Америке и в Англии  Чипи  надоела,  приелась,  уступила  место
другой твари, созданию удачливого коллеги.  Эти  зверьки,  куклы  -  сущие
эфемеры. Кто помнит теперь черного, как сажа, голливога в  вороном  ореоле
дыбом стоящих волос, с пуговицами от портов вместо глаз и красным байковым
ртищем?
     Если, вообще говоря, дар Горна только укрепился, то  по  отношению  к
Чипи он несомненно иссяк.  Последние  его  портреты  морской  свинки  были
слабы. Он почувствовал это и решил Чипи похоронить. Заключительный рисунок
изображал лунную ночь, могилку и надгробный камень с  короткой  эпитафией.
Кое-кто из иностранных издателей,  еще  не  почуявших  обреченности  Чипи,
встревожился, просил его непременно продолжать. Но  он  теперь  испытывает
непреодолимое отвращение к своему детищу. Чипи,  ненадежная  Чипи,  успела
заслонить все другие его работы, и это он ей не мог простить.
     Деньги, шедшие к нему самотеком, так же от  него  и  уходили.  Будучи
человеком азартным и большим мастером по части блефа, он из всех карточных
игр ставил выше всего покер и в покер  мог  играть  двадцать  четыре  часа
подряд, а то и дольше. Ему, изощренному сновидцу (ибо видеть  сны  -  тоже
искусство), чаще всего снилось следующее: он собирает  в  пачечку  сданные
ему пять карт (что за лоснистая, ярко-крапчатая у  них  рубашка),  смотрит
первую - шут в колпаке с бубенчиками, волшебный джокер; затем осторожным и
легким давлением большого пальца обнажает край, только край, следующей - в
уголку буква "А" и малиновое сердечко; затем край следующей, опять  "А"  и
черный клеверный  листик  (брелан  обеспечен);  затем  -  та  же  буква  и
малиновый ромбик (однако, однако), в пятый раз, наконец, выдвигается карта
напором пальца - Боже мой! туз пик... Это  было  волшебное  мгновение.  Он
поднимал голову, начинались  крупные  ставки,  он  спокойно  выпихивал  на
середину стола холодную кучу разноцветных фишек и с покерным, невозмутимым
лицом просыпался.
     Так он проснулся зимним утром после ужина у  Кречмара.  Первая  мысль
его была о Магде, вторая: нужны деньги. Состояние его души  было  как  раз
обратным тому, какое было у него при отъезде из Америки. Тогда  на  первом
месте было желание подальше оставить за  собой  неоплаченные,  неоплатимые
долги; на втором же - мысль, что удастся, быть может, разыскать берлинскую
девчонку, встреченную во время короткого пребывания на родине.
     Любовные свои приключения Горн вспоминал без неги. За эти  пятнадцать
лет, то есть с тех пор, как  он,  юношей,  накануне  войны  (очень  удачно
избегнутой) прибыл из Гамбурга в Америку, за эти пятнадцать лет Горн ни  в
чем не отказывал своему женолюбивому нраву, но как-то  так  выходило,  что
единственным прекрасным и чистым воспоминанием оказывалась Магда, - что-то
было такое милое и простенькое в ней, за этот последний год  вспоминал  он
ее очень часто и с чувствительной грустью, которой до тех пор он был чужд,
посматривал на сохраненный им быстрый карандашный  эскиз.  Это  было  даже
странно,  ибо  трудно  себе  представить  более  холодного,  глумливого  и
безнравственного человека, чем этот талантливый карикатурист. Начал  он  с
того, что в Гамбурге беспечно оставил нищую, полоумную  мать,  которая  на
другой же день после его бегства в  Америку  упала  в  пролет  лестницы  и
убилась насмерть. Точно так же, как  он  в  детстве  обливал  керосином  и
поджигал живых мышей, которые, горя, еще бегали  как  метеоры,  Горн  и  в
зрелые годы постоянно добывал пищу для удовлетворения своего любопытства -

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.