Случайный афоризм
Задержаться в литературе удается немногим, но остаться - почти никому. Корней Иванович Чуковский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     XXII


     В небольшом зале, где показывали актерам и гостям фильм "Азра",  было
народу немного, но достаточно для того, чтобы у Магды прошел  тревожный  и
приятный холодок по спине. Недалеко от себя она заметила того режиссера, к
которому  некогда  так  неудачно  ходила  представляться.  Он  подошел   к
Кречмару. Кречмар представил его Магде. На правом глазу у него был крупный
ячмень. Магду рассердило, что он сразу же ее не узнал. "А я у  вас  как-то
была в конторе", - сказала она злорадно  (пускай  теперь  пожалеет).  "Ах,
сударыня, - ответил он с учтивой улыбкой, - я помню, помню". На самом деле
он не помнил ничего.
     Как только погас свет, Горн, сидевший между нею и Кречмаром,  нащупал
и взял ее руку. Спереди сидела Дорианна Каренина. кутаясь в  мех,  хотя  в
зале было жарко. Соседом ее был режиссер с  ячменем,  и  Дорианна  за  ним
ухаживала. Тихо и ровно, вроде  пылесоса,  заработал  аппарат.  Музыки  не
было.
     Магда появилась на экране почти  сразу:  она  читала,  потом  бросала
книгу и бежала к окну: подъехал верхом ее жених. У нее так замерло сердце,
что она вырвала руку из руки Горна и больше ее не давала (он  зато  гладил
ее  по  юбке  и  как-то  умудрился  отстегнуть  ее  подвязку).  Угловатая,
неказистая, с припухшим, странно изменившимся ртом, черным как  пиявка,  с
неправильными бровями и непредвиденными складками на платье, невеста  дико
взглянула перед собой,  а  затем  легла  грудью  на  подоконник,  задом  к
публике.
     Магда оттолкнула блуждающую  руку  Горна  -  и  ей  вдруг  захотелось
кого-нибудь укусить или броситься на пол, забиться, закричать... Неуклюжая
девица на экране ничего общего с ней не имела - она была ужасна, она  была
похожа на ее мать-швейцариху на свадебной фотографии. Может  быть,  дальше
лучше будет? Кречмар перегнулся к ней, по дороге полуобняв Горна, и  нежно
прошелестел: "Очаровательно, чудесно, я не ожидал..." Он действительно был
очарован. Ему вспомнился "Аргус", его трогало, что  Магда  так  невозможно
плохо играет, - и вместе с тем в ней  была  какая-то  прелестная,  детская
старательность, как у подростка, читающего поздравительные детские  стихи.
Горн тихо ликовал: он не сомневался, что Магда выйдет на экране  неудачно,
но знал, что за это попадет Кречмару, а завтра в виде реакции...  Все  это
было очень забавно. Он принялся опять бродить рукой по ее ногам и  платью,
и она вдруг сильно ущипнула его.
     Через некоторое время невеста появилась  снова:  она  шла  крадучись,
вдоль стены, тайком шла в кафе, где светлая личность, друг семьи, видел ее
жениха в обществе женщины из породы вампиров (Дорианна Каренина).  Кралась
она вдоль стены возмутительно, и почему-то спина у нее вышла  толстенькая.
"Я сейчас  закричу",  -  подумала  Магда.  К  счастью,  экран  перемигнул,
появился столик в кафе, герой,  дающий  закурить  (интимность!)  Дорианне.
Дорианна откидывала голову, выпускала дым и улыбалась одним  уголком  рта.
Кто-то в зале захлопал, другие подхватили.  Вошла  невеста.  Рукоплескания
умолкли. Невеста открыла рот, как Магда никогда  не  открывала.  Дорианна,
настоящая Дорианна, сидевшая  впереди,  обернулась,  и  глаза  ее  ласково
блеснули в полутьме. "Молодец, девочка", - сказала  она  хрипло,  и  Магде
захотелось полоснуть ее по лицу ногтями.
     Теперь она так боялась каждого своего появления, что вся слабела и не
могла, как прежде, хватать и щипать назойливую руку Горна. Она дохнула ему
в ухо горячим шепотом: "Пожалуйста, перестань, я пересяду". Он похлопал ее
по колену, и рука его успокоилась.
     Невеста появлялась вновь и вновь, и каждое  движение  терзало  Магду,
она была, как душа в аду, которой бесы показывают земные  ее  прегрешения.
Простоватость, корявость, стесненность  движений...  На  этом  одутловатом
лице она улавливала почему-то выражение своей матери, когда  та  старалась
быть вежливой с влиятельным  жильцом.  "Очень  удачная  сцена",  -  шептал

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.