Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вскоре Горну стало затруднительно незаметно входить  и  выходить;  как  бы
беззвучно ни открывалась дверь, Кречмар сразу поворачивался в ту сторону и
спрашивал: "Это ты, Магда?" А затем  сердился  на  нерасторопность  своего
слуха, когда Магда отвечала ему из другого  угла.  Проходили  дни,  и  чем
острее он напрягал  слух,  тем  неосторожнее  становились  Горн  и  Магда,
привыкая к невидимости своей любви. Вместо того чтобы, как прежде, обедать
на кухне под обожающим взглядом старой Эмилии, Горн преспокойно садился  с
Магдой и Кречмаром за стол и ел с виртуозной беззвучностью, не  прикасаясь
металлом к фарфору и пользуясь нарочито громким  разговором  Магды,  чтобы
жевать и глотать. Однажды он поперхнулся, Кречмар, над которым наклонялась
Магда, наливая ему в чашку кофе, вдруг услышал  в  конце  овального  стола
странный звук - как будто шумное человеческое придыхание.  Магда  поспешно
затораторила, но он прервал ее: "Что это было? Что это было?" Горн меж тем
взял свою тарелку и на цыпочках удалился; однако, проходя  в  полуоткрытую
дверь, уронил вилку. "Что это такое? Кто там?" -  повторил  Кречмар.  "Ах,
это Эмилия. Чего ты волнуешься?" - "Но ведь она сюда никогда на входит..."
-  "А  сегодня  вошла".  -  "Я  думал,  что  у  меня  начинаются  слуховые
галлюцинации,  -  сказал  Кречмар  виновато.  -   Вчера,   например,   мне
показалось, кто-то босиком шлепает по коридору". "Так можно с ума  сойти",
- сухо произнесла Магда.
     Днем она уходила на часок гулять вместе с Горном. Шли на  почтамт  за
газетами или  поднимались  к  водопаду.  Как-то  они  возвращались  домой,
поднимались уже по крутой тропинке, ведущей к шале,  и  Горн  говорил:  "Я
советую тебе не приставать к нему с браком. Уверяю тебя, тем самым, что он
бросил жену, он причислил ее к лику святых и  не  даст  в  обиду.  Гораздо
проще и милее выйдет, если тебе удастся постепенно  забрать  в  свои  руки
хотя бы половину его капитала".
     "Деньги, большие деньги", - задумчиво сказала Магда.
     "Да, это должно выгореть, - продолжал Горн. - С чеками у нас пока все
выходит отлично.  Он  подписывает,  как  машина.  Но  не  следует  слишком
злоупотреблять. Дай Бог, к зиме можно будет бросить его. Перед  тем  купим
ему собаку - маленький знак внимания".
     "Тише ты, - сказала Магда. - Вот уже камень".
     Этот камень, большой серый камень, похожий на овцу и поросший с  краю
вьюном,  отмечал  тот  предел,   после   которого   опасно   было   громко
разговаривать. Они пошли молча и через несколько  минут  уже  подходили  к
саду. Магда вдруг засмеялась,  указывая  на  белку.  Горн  швырнул  в  нее
палкой, но не попал. "Они, говорят, страшно  портят  деревья",  -  сказала
Магда тихо. "Кто портит деревья?" - громко спросил голос Кречмара.
     Он стоял среди кустов на каменных ступеньках, где тропинка переходила
в садовую площадку. "Магда, с кем ты там говоришь?" - продолжал он и вдруг
оступился и  тяжело  сел,  выронив  трость.  "Как  ты  смеешь  так  далеко
заходить?" - воскликнула она и грубовато помогла ему  подняться;  зернышки
гравия впились ему в ладони, он топырил пальцы и отдувался.  "Я  старалась
поймать белку, - объяснила Магда. - А ты что думал?"  "Мне  казалось...  -
начал Кречмар. - Кто тут?" - вдруг отрывисто крикнул  он,  повернувшись  в
сторону Горна, который осторожно шел по траве. "Никого нет, я  одна,  чего
ты бесишься!" - забормотала Магда и, не  выдержав,  хлопнула  Кречмара  по
руке. "Поведи меня домой, - сказал он чуть не  плача.  -  Тут  так  шумно,
деревья, ветер, белки. Я не знаю, что кругом происходит... Так шумно".
     "Я буду теперь запирать тебя", -  проговорила  она,  раздраженно  его
подталкивая.
     Подошел вечер, обыкновенный вечер. Магда и Горн  лежали  рядышком  на
диване и курили, а в двух саженях от них Кречмар, неподвижный,  как  сова,
сидел в кожаном кресле, уставившись  на  них  неподвижными  мутно-голубыми
глазами. Магда, по его просьбе, рассказывала ему  свое  детство.  Он  рано
пошел спать, долго поднимался по лестнице, стараясь установить подошвой  и
тростью индивидуальность каждой ступени. Среди ночи он проснулся,  нащупал
на голом циферблате дешевого будильника стрелки:  была  половина  второго.
Странное беспокойство. Что-то мешало ему в последнее  время  сосредоточить

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.