Случайный афоризм
Мы думаем особенно напряженно в трудные минуты жизни, пишем же лишь тогда, когда нам больше нечего делать. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Делла быстро вышла в приемную  и  вскоре  вернулась.  Кокетливо  щуря
глаза, она изобразила жестами припудривание носа.
     - Ты оставила ей какое-нибудь распоряжение?
     - Да, я велела Герти прислать ее к нам сразу же после того,  как  она
вернется.
     - Много она уже перепечатала?
     - Она сделала почти все. Копии лежат у нее на столе, но она их еще не
раскладывала. Приличный объем за такой срок, не правда ли?
     Мейсон кивнул головой и, наклонившись  в  своем  вращающемся  кресле,
закурил.
     - Ну, что ж, - сказал он, глубоко затягиваясь, - когда она  вернется,
посмотрим, что она нам  скажет.  Если  подумать,  то  дело  кажется  очень
интригующим.
     Прежде чем Мейсон успел докурить сигарету, Делла еще раз выглянула  в
приемную.
     - Она наверное принадлежит  к  тем  нервным  девушкам,  -  недовольно
буркнул Мейсон, когда Делла, вернувшись, отрицательно покачала головой  на
его немой вопрос, - которые тратят всю энергию на печатание на машинке,  а
потом им требуется полный отдых. Сигарета или...
     - Или? - с интересом переспросила Делла.
     - ...или глоток алкоголя.  Сейчас  она  вернется,  Делла.  Правда,  в
тексте, который она  печатала,  нет  ничего  секретного,  но  если  мы  ее
задержим еще на три-четыре дня,  то  ей  придется  работать  с  материалом
достаточно серьезным. Загляни в туалет и  проверь  как-нибудь,  нет  ли  у
нашего демона маленькой бутылочки в сумке и не закусывает  ли  она  сейчас
мятной конфеткой.
     - Я также потяну носом посильнее, - рассмеялась Делла. - Может  быть,
учую дымок марихуаны.
     - А  ты  можешь  распознать  запах  марихуаны?  -  Мейсон  иронически
прищурился.
     - Конечно, - ответила она тотчас же. -  Я  не  могла  бы  работать  у
одного из самых известных адвокатов Америки, не зная на практике или  хотя
бы в теории наиболее распространенные правонарушения.
     - Ты выиграла, - капитулировал Мейсон. - Иди теперь к  ней  и  скажи,
чтобы она прошла ко мне в кабинет. Но сначала поговори с  ней  немного.  Я
хотел бы знать, какое впечатление она произведет на  тебя.  Ты  с  ней  не
разговаривала до того, как она приступила к работе?
     - Нет. Я спросила как ее зовут и это, пожалуй, все. Она назвала  свое
имя по буквам, чтобы я знала, как оно пишется. Просто три буквы. М-Э-Й.
     Мейсон несколько раз кивнул головой. Делла снова вышла в  приемную  и
почти сразу вернулась.
     - Ее нет, шеф.
     - Черт возьми, куда она делась? - занервничал адвокат.
     - Просто поднялась и вышла, - беспомощно развела руками  Делла.  -  А
Герти подумала, что она спешит в туалет.
     - Это странно. Она не спросила даже, как пройти в уборную? А что с ее
шляпкой и пальто?
     - Очевидно, она пришла без них. У нее была с собой только сумочка.
     - Делла, будь  добра,  принеси  мне  последние  страницы  машинописи,
посмотрим на них.
     Через минуту  Делла  вернулась  с  пачкой  перепечатанных  листов  и,
подавая Мейсону, заметила:
     - Осталось еще несколько страниц.
     - Хм... Это не займет у нее много времени. Почти все я  повычеркивал.
В заключение Джексон дал волю своему красноречию, залив  Суд  тирадами  на
тему  гражданских  свобод,  конституционных  прав  и  правил  в  отношении
использования прав.
     - Он так гордится этим! Ты ведь не вычеркнул у него все?
     - Большую часть. Суд не интересуется риторикой. Суд интересуют только
факты и законы, к которым они  относятся.  Господи,  Делла,  разве  ты  не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.