Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

заняться  рыбаком,  который  китайской  лесой  ловил  осетров  в  бухте  у
Тернерской верфи.
     Как-то в полдень, неся патрульную службу, мы  подошли  к  Селбийскому
плавильному заводу,  и  тут  нам  наконец  представился  наш  долгожданный
случай. Он явился в облике никем не управляемой яхты, ибо все пассажиры ее
страдали от морской болезни. Конечно, едва ли можно  было  ждать,  что  мы
распознаем в ней нашего  спасителя.  То  была  большая  яхта-шлюп,  совсем
беспомощная, так как дул почти штормовой пассат, а на  борту  не  было  ни
одного умелого матроса.
     С Селбийской  пристани  мы  с  беспечным  любопытством  наблюдали  за
неуклюжими попытками  поставить  яхту  на  якорь  и  столь  же  неуклюжими
попытками спустить лодку и отправиться в ней на берег. Весьма жалкого вида
человек в грязных парусиновых штанах,  чуть  не  утопив  свою  лодчонку  в
бурном море, передал нам фалинь  и  с  трудом  выбрался  на  пристань.  Он
шатался так, как будто земля под ним ходила ходуном, и рассказывал  нам  о
своей  беде,  то  есть,  собственно,  о  том,  что  произошло   с   яхтой.
Единственного опытного матроса, человека, от которого  они  все  зависели,
отозвали телеграммой в Сан-Франциско, и  они  попытались  продолжить  путь
одни. Справиться с крепким ветром и волнением в бухте Сан-Пабло  оказалось
им не под силу. Все больны, никто ничего не знает и не умеет  делать;  вот
они  и  подошли  к  плавильне,  чтобы  оставить  здесь  яхту   или   найти
кого-нибудь, кто отвел бы ее Банишию. Словом,  не  знаем  ли  мы  моряков,
которые согласились бы отвезти яхту в Бенишию?
     Чарли взглянул на меня. "Северный олень" спокойно стоял на якоре.  Мы
были свободны от патрульной службы до полуночи.  Дул  попутный  ветер,  мы
могли бы добраться до Бенишии часа  за  два,  побыть  несколько  часов  на
берегу и вернуться сюда вечерним поездом.
     - Все будет в порядке, капитан, - сказал Чарли неудачливому яхтсмену,
вяло улыбнувшемуся, когда его назвали капитаном.
     - Я только владелец яхты, - пояснил он.
     Мы доставили его на яхту куда лучшим  манером,  чем  это  сделал  он,
переправляясь  на  берег,  и  убедились  собственными  глазами,  до   чего
беспомощны были пассажиры. Их  было  там  человек  двенадцать,  мужчины  и
женщины, и все они так страдали от морской болезни, что даже не  ожевились
при нашем появлении. Яхту отчаянно качало, и едва ее  владелец  ступил  на
палубу,  как  свалился,  разделив  участь  всех  остальных.  Ни  один   из
пассажиров не был в состоянии оказать помощь, поэтому нам с Чарли пришлось
вдвоем разбирать запутанный такелаж, ставить парус и поднимать якорь.
     Путешествие было беспокойным, хотя и  недолгим.  Каркинезский  пролив
представлял  собой  мешанину  бурлящей  пены  и  густого  тумана,  но   мы
стремительно проскочили сквозь них и, опережая ветер, понеслись вперед,  в
то время, как большой грот попеременно то окунал, то  подбрасывал  в  небо
свой гик. Но люди этого не замечали. Они  ничего  не  замечали.  Двое  или
трое, включая владельца яхты, растянулись  в  кубрике,  вздрагивая  всякий
раз, когда яхта взлетала на гребень волны, а потом падала вниз, в  бездну,
и время от  времени  с  тоской  посматривая  на  берег.  Остальные  лежали
вповалку среди подушек на полу в каюте. Иногда оттуда доносился  стон,  но
большей частью они были немы и неподвижны, как покойники.
     Но вот показалась Тернерская верфь, и Чарли проскользнул в бухту, так
как там было тише. Уже виднелась и  Бенишия,  и  мы  шли  по  сравнительно
спокойной воде, как вдруг впереди, прямо у нас на пути, заплясало пятнышко
- ялик. Стояла малая вода. Мы с Чарли  переглянулись.  Ни  слова  не  было
сказано, но яхта  повела  себя  удивительным  образом,  то  и  дело  меняя
направление и рыская, словно у  штурвала  стоял  совсем  зеленый  новичок.
Моряку нашлось бы над чем посмеяться. Со  стороны  казалось,  будто  через
весь залив во весь дух несется  взбесившаяся  яхта  и  лишь  временами  ее
сдерживает чья-то рука, тщетно пытаясь направить в Бенишию.
     Владелец, позабыв о своей морской болезни, с тревогой смотрел на нас.
Пятнышко - ялик - на  нашем  пути  все  росло,  мы  могли  уже  разглядеть
склонившихся над накинутой на крюйс осетровой снастью Большого Алека и его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.