Случайный афоризм
Необходимо иметь у себя дома, особенно когда живешь в деревне. (Гюстав Флобер)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Что он говорит? - спросил Диккенсен.
     - Он сказал - все эти люди как один,  как  эта  полисмен,  -  перевел
Джимми.
     Маленький Диккенсен был мал ростом, и потому он  пожалел,  что  задал
такой вопрос в присутствии мисс  Трэвис.  Полисмен  посочувствовал  ему  и
решил прийти на помощь.
     - А пожалуй, у него что-то есть на уме.  Я  отведу  его  к  капитану.
Скажи ему, Джимми, чтобы он шел со мной.
     Джимми снова стал давиться, а Имбер  заворчал,  но  вид  у  него  был
весьма довольный.
     - Спросите-ка его, Джимми, что он говорил и  что  думал,  когда  взял
меня за руку?
     Это сказала Эмили Трэвис, и Джимми перевел вопрос и получил ответ:
     - Он говорил, вы не трусливый.
     При этих словах Эмили Трэвис не могла скрыть своего удовольствия.
     - Он говорил, вы не скукум, совсем  не  сильный,  такой  нежный,  как
маленький ребенок. Он может разорвать вас руками на  маленькие  куски.  Он
очень смеялся, очень удивлялся, как вы можете родить такой большой,  такой
сильный мужчина, как эта полисмен.
     Эмили Трэвис нашла в себе мужество  не  опустить  глаз,  но  щеки  ее
зарделись. Маленький Диккенсен вспыхнул,  как  маков  цвет,  и  совершенно
смутился. Юное лицо полисмена покраснело до корней волос.
     - Эй, ты, шагай, - сказал он резко, раздвигая плечом толпу.
     Так Имбер попал в Казармы, где он добровольно и  полностью  признался
во всем и откуда больше уже не вышел.


     Имбер выглядел очень усталым. Он был стар и ни на что не надеялся,  и
это было написано на его лице. Он уныло сгорбился, глаза  его  потускнели;
волосы у него должны были быть седыми, но солнце и непогода так  выжгли  и
вытравили их, что они свисали бесцветными, безжизненными космами. К  тому,
что происходило вокруг, он не проявлял  никакого  интереса.  Комната  была
битком набита золотоискателями и охотниками, и зловещие раскаты их  низких
голосов отдавались у Имбера в ушах, точно рокот моря под сводами береговых
пещер.
     Он сидел у окна, и его безразличный взгляд то и  дело  останавливался
на расстилавшемся перед ним тоскливом  пейзаже.  Небо  затянуло  облаками,
сыпалась сизая изморось. На Юконе началось половодье. Лед  уже  прошел,  и
река заливала город. По главной улице туда и сюда плыли в  лодках  никогда
не знающие покоя люди. То одна, то другая лодка  сворачивала  с  улицы  на
залитый водой плац перед Казармами; потом, подплыв  ближе,  скрывалась  из
вида, и Имбер слышал, как она с глухим стуком наталкивалась на бревенчатую
стену, а люди через окно влезали в дом. Затем было слышно, как  эти  люди,
хлюпая ногами по воде, проходили нижним этажом и поднимались по  лестнице.
Сняв шляпы, в мокрых морских сапогах, они входили в комнату и  смешивались
с ожидавшей суда толпой.
     И пока все эти люди враждебно разглядывали его, довольные тем, что он
понесет свое наказание, Имбер смотрел на них  и  думал  об  их  обычаях  и
порядках, об их недремлющем Законе, который был, есть и будет до скончания
веков - в хорошие времена и в плохие, в наводнение и в голод, невзирая  на
беды, и ужас, и смерть. Так казалось Имберу.
     Какой-то человек постучал по столу; разговоры прекратились, наступила
тишина. Имбер взглянул на  того,  кто  стучал  по  столу.  Казалось,  этот
человек обладал властью, но Имбер почувствовал, что начальником над  всеми
и даже над тем, кто постучал по столу, был  другой,  широколобый  человек,
сидевший за столом чуть подальше. Из-за стола поднялся еще  один  человек,
взял много тонких бумажных листов и стал их громко читать. Перед  тем  как
начать новый лист, он откашливался, а закончив его, слюнявил пальцы. Имбер
не понимал, что говорил этот человек, но  все  другие  понимали,  и  видно
было, что они сердятся. Иногда  они  очень  сердились,  а  однажды  кто-то

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.