Случайный афоризм
Тот не писатель, кто не прибавил к зрению человека хоть немного зоркости. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

здорового,  красного  цвета,  а  желтовато-бурый,  покрытый   полузасохшей
слизью.
     Выпив кипятку, он почувствовал, что может подняться на  ноги  и  даже
идти, хотя силы его были почти на исходе. Ему приходилось отдыхать чуть не
каждую минуту. Он шел слабыми, неверными  шагами,  и  такими  же  слабыми,
неверными шагами тащился за ним волк.
     И в эту ночь, когда блистающее море скрылось во тьме, человек  понял,
что приблизился к нему не больше чем на четыре мили.
     Ночью он все время слышал  кашель  больного  волка,  а  иногда  крики
оленят. Вокруг была жизнь, но жизнь, полная сил и здоровья, а он  понимал,
что больной волк тащится по следам больного человека в надежде,  что  этот
человек умрет первым. Утром, открыв глаза, он увидел, что волк смотрит  на
него тоскливо и жадно. Зверь, похожий на заморенную унылую собаку,  стоял,
понурив голову и поджав хвост.  Он  дрожал  на  холодном  ветру  и  угрюмо
оскалил зубы, когда человек заговорил с ним голосом, упавшим  до  хриплого
шепота.
     Взошло яркое солнце, и все утро путник, спотыкаясь  и  падая,  шел  к
кораблю  на  блистающем  море.  Погода  стояла  прекрасная.  Это  началось
короткое бабье лето северных широт. Оно могло продержаться  неделю,  могло
кончиться завтра или послезавтра.
     После полудня он напал  на  след.  Это  был  след  другого  человека,
который не шел, а тащился на четвереньках. Он подумал, что это,  возможно,
след Билла, но подумал вяло и равнодушно. Ему было все равно. В  сущности,
он перестал что-либо чувствовать и волноваться. Он  уже  не  ощущал  боли.
Желудок и нервы словно дремали. Однако жизнь, еще теплившаяся в нем, гнала
его вперед. Он очень устал, но жизнь в нем не хотела  гибнуть;  и  потому,
что она не хотела гибнуть, человек все еще ел болотные ягоды  и  пескарей,
пил кипяток и следил за больным волком, не спуская с него глаз.
     Он  шел  следом  другого   человека,   того,   который   тащился   на
четвереньках, и скоро увидел конец его пути: обглоданные кости  на  мокром
мху, сохранившем следы волчьих лап. Он  увидел  туго  набитый  мешочек  из
оленьей кожи - такой же, какой был у него, - разорванный  острыми  зубами.
Он поднял этот мешочек,  хотя  его  ослабевшие  пальцы  не  в  силах  были
удержать такую тяжесть. Билл  не  бросил  его  до  конца.  Ха-ха!  Он  еще
посмеется над Биллом. Он останется  жив  и  возьмет  мешочек  на  корабль,
который стоит посреди блистающего моря.  Он  засмеялся  хриплым,  страшным
смехом, похожим на карканье ворона,  и  больной  волк  вторил  ему,  уныло
подвывая. Человек сразу замолчал. Как же он  будет  смеяться  над  Биллом,
если это Билл, если эти бело-розовые, чистые кости - все, что осталось  от
Билла?
     Он отвернулся. Да, Билл его бросил, но он  не  возьмет  золота  и  не
станет сосать кости Билла. А  Билл  стал  бы,  будь  Билл  на  его  месте,
размышлял он, тащась дальше.
     Он набрел на маленькое озерко. И,  наклонившись  над  ним  в  поисках
пескарей, отшатнулся, словно ужаленный. Он увидел свое лицо, отраженное  в
воде. Это отражение было так страшно, что  пробудило  даже  его  отупевшую
душу. В озерке плавали три пескаря, но  оно  было  велико,  и  он  не  мог
вычерпать его до дна; он попробовал  поймать  рыб  ведерком,  но  в  конце
концов бросил эту мысль. Он побоялся, что от усталости  упадет  в  воду  и
утонет. По этой же причине он не отважился плыть по реке на  бревне,  хотя
бревен было много на песчаных отмелях.
     В этот день  он  сократил  на  три  мили  расстояние  между  собой  и
кораблем,  а  на  следующий  день  -  на  две  мили;  теперь  он  полз  на
четвереньках, как Билл. К концу пятого дня до корабля все  еще  оставалось
миль семь, а он теперь не мог  пройти  и  мили  в  день.  Бабье  лето  еще
держалось, а он то полз на четвереньках, то падал без  чувств,  и  по  его
следам все так же тащился больной волк, кашляя и  чихая.  Колени  человека
были содраны до живого мяса, и ступни тоже, и хотя он оторвал  две  полосы
от рубашки, чтобы обмотать их, красный  след  тянулся  за  ним  по  мху  и
камням. Оглянувшись как-то, он увидел, что волк  с  жадностью  лижет  этот

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.