Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

кулаком. Бунстер понимал, что ему следует опасаться этого  добродушного  и
даже кроткого на вид юнца с Малаиты больше, чем всего населения  Лорд-Хау.
Но наслаждение, которое он испытывал, мучая Мауки,  приобретало  от  этого
лишь особую остроту. А Мауки  до  поры  до  времени  смирялся,  безропотно
переносил все истязания и ждал.
     До сих пор все белые уважали его тамбо, но Бунстер не считался  ни  с
чем. Мауки полагалось две пачки табаку в неделю. Бунстер отдавал их  своей
наложнице, и Мауки должен был брать табак у нее из рук. Этого  он  сделать
не мог и оставался без табаку. Тем же способом его не раз лишали обеда,  и
часто он по целым дням ходил голодный.  Ему  нарочно  заказывали  рагу  из
ракушек,  которые  водились  у  берегов.  Но  этого  блюда  Мауки  не  мог
приготовить: ракушки  были  для  него  тамбо.  Шесть  раз  отказывался  он
прикоснуться к ракушкам, и шесть раз  его  избивали  до  потери  сознания.
Бунстер знал, что это щенок  скорее  умрет,  чем  нарушит  запрет,  однако
называл его отказ бунтом и, конечно, убил бы  Мауки,  если  бы  не  боялся
остаться без повара.
     Любимой забавой агента было  схватить  Мауки  за  курчавые  волосы  и
колотить его головой об стену или же неожиданно для  Мауки  ткнуть  ему  в
голое тело горящей сигарой. Это называлось у Бунстера прививкой,  и  такой
прививке Мауки подвергался чуть ли не  каждый  день.  Однажды  в  припадке
бешенства Бунстер выдернул  ручку  от  фарфоровой  чашки  из  носа  Мауки,
разорвав ему ноздри.
     - Ну и рожа! - вот и все, что Бунстер нашел нужным сказать,  взглянув
на его изуродованное лицо.
     Если кожа акулы шершава, как наждачная бумага, то кожа ската  подобна
терке. В южных морях туземцы употребляют ее вместо  рашпиля  для  шлифовки
челнов и весел. Бунстер обзавелся рукавицей из кожи ската. Для  начала  он
испытал ее на Мауки, одним взмахом руки содрав  ему  кожу  от  затылка  до
лопатки. Бунстер пришел в восторг. Он и жену угостил  рукавицей,  а  потом
весьма основательно опробовал ее на  всех  гребцах.  Оба  премьер-министра
тоже удостоились прикосновения рукавицы и скрепя  сердцем  вынуждены  были
ухмыляться и принимать все в шутку.
     - Смейтесь  же,  черт  побери,  смейтесь!  -  приговаривал  при  этом
Бунстер.
     Мауки больше всех терпел от рукавицы. Не проходило дня, чтобы  он  не
испытал ее ласк. Временами сплошь покрытая ссадинами спина не  давала  ему
спать по ночам, а неистощимый в своих шутках  мистер  Бунстер  то  и  дело
сдирал едва поджившую кожу. Мауки терпел и ждал, уверенный, что  рано  или
поздно наступит и его час. А когда  этот  час  наконец  наступил,  все  до
мелочи было у него решено и предусмотрено.
     Однажды утром Бунстер поднялся в  таком  настроении,  что  готов  был
выбить семь склянок из всей вселенной. Начал он с Мауки и  им  же  кончил,
между делом наградив увесистым тумаком жену и исколотив всех  гребцов.  За
завтраком он назвал кофе помоями и обварил Мауки, выплеснув всю чашку  ему
в лицо. К десяти часам Бунстер дрожал от озноба, а полчаса спустя  метался
в жару. Это был не простой приступ малярии. Болезнь быстро приняла тяжелое
течение со  всеми  признаками  тропической  лихорадки.  Дни  проходили,  а
прикованный к постели Бунстер все слабел и слабел. Мауки следил за  ним  и
ждал, а кожа его тем временем  подживала.  Он  приказал  гребцам  вытащить
катер на берег, чтобы очистить дно и вообще  привести  шлюпку  в  порядок.
Думая, что это распоряжение Бунстера, они беспрекословно повиновались.  Но
Бунстер в это время лежал без сознания и распоряжаться  не  мог.  Казалось
бы, удобный случай настал, но Мауки почему-то все еще медлил.
     Лишь  только  миновал  кризис  и  выздоравливающий,  но  слабый,  как
ребенок, Бунстер пришел в себя,  Мауки  уложил  в  сундучок  свои  скудные
пожитки, в том числе и драгоценную ручку от фарфоровой чашки, и отправился
в деревню переговорить с королем и его двумя премьер-министрами.
     - Эта хозяин Бунстер, он - хороший хозяин, вы  много  его  любите?  -
спросил Мауки.
     Те в один голос стали уверять,  что  вовсе  его  не  любят.  Министры

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.