Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

солнце и ветер сделали свое дело: кожу ее, обветренную, загорелую,  нельзя
было и сравнить с детски-нежной кожей той белой женщины.  А  все-таки  это
была чудесная мысль, и она продолжала волновать Ли Ван и тогда, когда  она
юркнула под меховое одеяло и улеглась рядом с мужем.
     Она лежала, устремив глаза в синеву неба, выжидая,  когда  муж  уснет
первым глубоким сном. Когда он заснул, она медленно и  осторожно  выползла
из-под одеяла, подоткнула его под спящего и выпрямилась. При первом же  ее
шаге Баш угрожающе заворчал. Ли Ван шепотом успокоила его и оглянулась  на
мужа. Каним громко храпел. Тогда Ли Ван  повернулась  и  быстро,  бесшумно
побежала назад по тропе.


     Миссис  Эвелин  Ван-Уик  только  что  собралась   лечь   в   постель.
Отягощенная обязанностями, которые возлагало на нее  общество,  богатство,
беспечальное вдовье положение, она отправилась на  Север  и  устроилась  в
уютной хижине на окраине золотоносного участка. Здесь она при поддержке  и
содействии своей подруги  и  компаньонки  мисс  Миртл  Гиддингс  играла  в
опрощение, в жизнь, близкую к природе, и с утонченной  непосредственностью
отдавалась своему увлечению первобытным.
     Она  старалась  отмежеваться  от  многих  поколений,  воспитанных   в
избранном обществе, и стремилась к земле, от которой оторвались ее предки.
Кроме того, она частенько вызывала в себе мысли и желания, которые, по  ее
мнению, были не чужды людям каменного века, и как  в  эту  минуту,  убирая
волосы на ночь, тешила свое  воображение  сценами  палеолитической  любви.
Главными декорациями и аксессуарами в этих сценах были пещерные  жилища  и
раздробленные мозговые кости; фигурировали в  них  также  свирепые  хищные
звери, волосатые мамонты и драки на ножах - грубых, зазубренных, кремневых
ножах; но все это порождало блаженные переживания. И вот в тот самый  миг,
когда Эвелин Ван-Уик бежала под темными сводами дремучего  леса,  спасаясь
от слишком пылкого натиска косолобого, едва прикрытого шкурой  поклонника,
дверь хижины распахнулась без стука, и на пороге появилась одетая в  шкуру
дикая, первобытная женщина.
     - Боже мой!
     Одним  прыжком,  который  сделал  бы  честь  пещерной  женщине,  мисс
Гиддингс отскочила в безопасное место - за  стол.  Но  миссис  Ван-Уик  не
отступила.  Заметив,  что  незнакомка  очень   взволнована,   она   быстро
оглянулась и убедилась, что путь к ее койке свободен, а там  под  подушкой
лежал большой кольт.
     - Привет тебе, о женщина с чудесными волосами, - сказала Ли Ван.
     Но сказала она это на своем  родном  языке,  том  языке,  на  котором
говорили в одном глухом уголке земли, и женщины не поняли ее слов.
     - Не сбегать ли за помощью? - пролепетала мисс Гиддингс.
     - Да нет,  она,  кажется,  безобидное  существо,  эта  несчастная,  -
возразила миссис Ван-Уик. - Посмотри только на ее  меховую  одежду.  Какая
рваная, совсем износилась, но в своем роде уникум. Я куплю  ее  для  своей
коллекции. Дай мне, пожалуйста, мешок, Миртл, и приготовь весы.
     Ли Ван следила за ее губами, но слов не разбирала, и тут впервые  она
в беспокойстве и смятении почувствовала, что им не понять друг друга.
     И, страдая от своей немоты, она широко раскинула руки и крикнула:
     - О женщина, ты моя сестра!
     Слезы текли по ее щекам, - так страстно тянулась она к этим женщинам,
и голос срывался от горя, которого она не  могла  выразить  словами.  Мисс
Гиддингс задрожала, и даже миссис Ван-Уик разволновалась.
     - Я хочу жить так, как живете вы. Ваш путь - это мой  путь,  и  пусть
наши пути сольются. Мой муж - Каним-Каноэ, он большой и  непонятный,  и  я
боюсь его. Его тропа пролегает по всей земле, и нет ей конца; а я  устала.
Моя мать была похожа на тебя: у нее были такие же волосы и такие же глаза.
И тогда мне было хорошо жить, и солнце грело меня.
     Она смиренно опустилась на колени и склонила голову  к  ногам  миссис
Ван-Уик. Но миссис Ван-Уик отшатнулась, испуганная силой этого порыва.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.