Случайный афоризм
Настоящий писатель, каким мы его мыслим, всегда во власти своего времени, он его слуга, его крепостной, его последний раб. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

теперь я пойду. Так, говоришь ты, Ла-Лах ловкий человек?
     Скунду  вновь  усмехнулся  своею  слабой,  едва  заметной   усмешкой,
затворил за гостем дверь и запер ее на двойной засов.
     Когда Клок-Но-Тон вышел из дома Скунду, Симэ чинил лодку на берегу  и
оторвался от работы только  для  того,  чтобы  открыто,  на  виду  у  всех
зарядить свое ружье и положить его рядом с собою.
     Шаман отметил это и крикнул:
     - Пусть все люди племени соберутся сюда, на это место!  Так  велю  я,
Клок-Но-Тон, умеющий обнаруживать дьявола и изгонять его.
     Клок-Но-Тон прежде думал созвать народ в дом Гунии,  но  нужно  было,
чтобы собрались все, а он не был уверен, что Симэ  повинуется  приказанию;
ссоры же ему заводить не хотелось. Этот Симэ  из  тех  людей,  с  которыми
лучше не связываться, особенно шаманам, рассудил он.
     - Пусть приведут сюда женщину Гунию, - приказал Клок-Но-Тон, озираясь
вокруг свирепым взглядом, от которого у каждого холодок пробегал по спине.
     Гуния выступила вперед, опустив голову и ни на кого не глядя.
     - Где твои одеяла?
     - Я только что разостлала их на солнце, и вот - оглянуться не успела,
как они исчезли, - плаксиво затянула она.
     - Ага!
     - Это все вышло из-за Ди-Йа.
     - Ага!
     - Я больно прибила его за это и еще не  так  прибью,  потому  что  он
навлек на нас беду, а мы бедные люди.
     - Одеяла! - хрипло прорычал Клок-Но-Тон, угадывая ее намерение  сбить
цену, которую  предстояло  уплатить  за  ворожбу.  -  Говори  про  одеяла,
женщина! Твое богатство известно всем.
     - Я только что разостлала их на солнце, - захныкала  Гуния,  -  а  мы
бедные люди, у нас ничего нет.
     Клок-Но-Тон вдруг  весь  напружился,  лицо  его  исказила  чудовищная
гримаса, и Гуния попятилась. Но в следующее мгновение он прыгнул вперед  с
такой стремительностью, что она пошатнулась и рухнула к его ногам. Глаза у
него закатились, челюсть отвисла. Он размахивал руками, неистово колотя по
воздуху; все его тело извивалось и корчилось, словно  от  боли.  Это  было
похоже на эпилептический припадок. Белая пена показалась у него на  губах,
конвульсивные судороги сотрясали тело.
     Женщины затянули  жалобный  напев,  в  забытьи  раскачиваясь  взад  и
вперед, и мужчины тоже один за другим поддались общему исступлению. Только
Симэ еще держался. Сидя верхом на опрокинутой лодке, он насмешливо  глядел
на то, что творилось кругом, но голос предков, чье семя он носил  в  себе,
звучал все более властно, и он бормотал самые  страшные  проклятия,  какие
только знал, чтобы укрепить свое мужество. На  Клок-Но-Тона  страшно  было
глядеть. Он сбросил с себя одеяло, сорвал всю одежду и остался  совершенно
нагим, в одной только повязке из орлиных когтей на  бедрах.  Он  скакал  и
бесновался в кругу, оглашая воздух дикими воплями, и  его  длинные  черные
волосы развевались, точно сгусток ночной мглы. Но неистовство Клок-Но-Тона
подчинено было какому-то грубому ритму, и когда  все  кругом  подпали  под
власть этого ритма, когда все тела раскачивались в такт движения шамана  и
все голоса вторили ему, - он вдруг остановился и сел на  землю,  прямой  и
неподвижный,  вытянув  вперед  руку  с   длинным,   похожим   на   коготь,
указательным пальцем. Долгий, словно предсмертный стон пронесся в толпе, -
съежившись, дрожа всем телом, люди следили за  грозным  пальцем,  медленно
обводившим круг. Ибо с ним шла смерть, и те, кого он  миновал,  оставались
жить и, переведя дух, с жадным вниманием следили, что будет дальше.
     Наконец с пронзительным криком  шаман  остановил  зловещий  палец  на
Ла-Лахе. Тот затрясся, словно осиновый лист, уже видя себя  мертвым,  свое
имущество разделенным,  свою  жену  замужем  за  своим  братом.  Он  хотел
заговорить, оправдаться, но язык у него прилип к гортани и от  нестерпимой
жажды пересохло во рту. Клок-Но-Тон, свершив свое дело, казалось,  впал  в
полузабытье; однако он  слушал  с  закрытыми  глазами,  ждал:  вот  сейчас

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.