Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:


                             ДЕМЕТРИОС КОНТОС


     Из того, что я рассказывал о греках-рыбаках, не следует  думать,  что
все они были преступниками. Отнюдь нет. Это  были  суровые  люди,  которые
жили обособленными колониями и в борьбе со  стихиями  добывали  свой  хлеб
насущный. Они не признавали закона и, считая его насилием и произволом, не
понимали, зачем он нужен. Особенно тираническим казался им закон о  рыбной
ловле. И в  нас,  рыбачьих  патрульных,  они,  естественно,  видели  своих
врагов.
     Мы угрожали их жизни и мешали добывать пропитание, что,  в  сущности,
одно и то же. Мы конфисковали их браконьерские сети и снасти, изготовление
которых стоили денег и требовало несколько  недель  работы.  Много  раз  в
году, а порой и целый сезон мы запрещали им ловить рыбу, лишая  заработка,
какой они могли бы иметь,  если  бы  нас  не  существовало.  А  когда  они
попадались нам в руки, мы предавали их суду, где  с  них  взимали  большой
денежный штраф. Вот почему они нас  ненавидели  и  радовались  случаю  нам
отомстить. Патрульный - такой же естественный враг рыбака,  как  собака  -
кошки, а змея - человека.
     Но пусть читатель не думает, что рыбаки умели только люто ненавидеть;
нет, они были способны и на благородные поступки, в доказательство чего  я
и хочу рассказать историю о Деметриосе Контосе.  Деметриос  Контос  жил  в
Валлехо. После Большого Алека он был самым сильным, самым отважным и самым
влиятельным человеком среди греков. Он ничем не беспокоил нас  и  вряд  ли
когда-нибудь столкнулся бы с нами, не обзаведись он новой лодкой для ловли
лососей. Она-то и явилась  причиной  всех  бед.  Деметриос  сделал  ее  по
собственному образцу, слегка изменив очертания обычной лососевой лодки.
     К его великому восторгу оказалось, что новая лодка очень быстроходна,
быстроходнее всех лодок в заливе и впадающих в него реках. И когда  нам  с
помощью "Мэри-Ребекки" удалось хорошенько припугнуть рыбаков, занимавшихся
ловлей лососей в воскресенье, он послал в Бенишию вызов,  который  передал
нам  один  из  местных  рыбаков.  Смысл  вызова  был  такой:  в  следующее
воскресенье Деметриос Контос выйдет из Валлехо, закинет сеть на самом виду
у Бенишии и будет ловить лососей, а патрульный Чарли Ле Грант пусть придет
и поймает его, если сможет. Разумеется, мы с Чарли тогда ничего не знали о
новой лодке Контоса. Наша же собственная была довольно быстроходной, и  мы
не боялись помериться силой с любой другой.
     Настало воскресенье. Слух  о  вызове  не  замедлил  распространиться:
рыбаки и моряки Бенишии все, как один, пришли на пароходную пристань,  так
что она стала похожа на центральную трибуну во время футбольного матча. Мы
с Чарли были настроены весьма скептически, но, увидев  на  пристани  такую
толпу, поняли, что Деметриос Контос полез на рожон не зря.
     После полудня, когда морской бриз набрал силу, на горизонте показался
парус судна, идущего на фордевинд. Футах  в  двадцати  от  пристани  судно
сделало поворот, и перед толпой  предстал  Деметриос  Контос.  Театральным
жестом, словно рыцарь  перед  состязанием  на  турнире,  он  приветствовал
восхищенных зрителей, встретивших его возгласами одобрения, и  остановился
в двухстах ярдах от берега. Потом он опустил парус, лег в дрейф по ветру и
стал закидывать сеть. Он закинул ее не всю, а футов пятьдесят, не  больше,
однако нас с Чарли, как громом, поразила наглость рыбака. Тогда мы еще  не
знали - это стало нам известно позже, - что сеть была старой  и  негодной.
Она могла задержать рыбу, но сколько-нибудь значительный улов разорвал  бы
ее на куски.
     - Признаться, я ничего не понимаю, - пожав плечами, заметил Чарли.  -
Пусть он закинул всего пятьдесят футов сети, что из этого? Ему  все  равно
ее не вытащить, если мы двинемся за ним. И зачем он вообще явился  сюда  и
нагло попирает закон у нас на глазах? Да еще у самого города, в котором мы
живем.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 : 327 : 328 : 329 : 330 : 331 : 332 : 333 : 334 : 335 : 336 : 337 : 338 : 339 : 340 : 341 : 342 : 343 : 344 : 345 : 346 : 347 : 348 : 349 : 350 : 351 : 352 : 353 : 354 : 355 : 356 : 357 : 358 : 359 : 360 : 361 : 362 : 363 : 364 : 365 : 366 : 367 : 368 : 369 : 370 : 371 : 372 : 373 : 374 : 375 : 376 : 377 : 378 : 379 : 380 : 381 : 382 : 383 : 384 : 385 : 386 : 387 : 388 : 389 : 390 : 391 : 392 : 393 : 394 : 395 : 396 : 397 : 398 : 399 : 400 : 401 : 402 : 403 : 404 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.