Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

большинство животных скрывалось в глубине озера на пастбище из водорослей.
Их присутствие выдавали лишь водовороты, ни с того ни с  сего  возникавшие
на поверхности,  да  морды,  то  и  дело  появлявшиеся  над  водой,  чтобы
подышать.
     Великолепное  и  грозное  зрелище  являла  собой  флотилия   бесшумно
скользивших  по  озеру  лодок.  Охотники  с  луками  и  копьями  наготове,
всматриваясь в воду, стояли неподвижно, как статуи, гребцы все  осторожнее
погружали весла, и все  это  при  гробовом  молчании.  Я  с  удовольствием
наблюдал за их действиями и был уверен - в годину  испытаний  каждый  воин
точно так же до конца выполнит свой долг.
     Когда мы были шагах в ста от берега, строгая прежде линия охотников в
одном месте дрогнула - на правом крыле произошло  какое-то  движение.  Это
один из воинов, вдруг резко размахнувшись, изо всех сил метнул копье.  Оно
с плеском вонзилось в воду  и,  видимо,  угодило  в  цель  -  вода  вокруг
забурлила.  И это первое движение вдруг словно сняло чары - оживились и  в
других лодках. Наш сосед слева слал в воду из лука одну стрелу за другой.
     Неподалеку от меня  тоже  вынырнула  усатая  морда  апии,  готовая  в
следующий миг вновь исчезнуть в глубине.  Но прежде чем  погрузиться,  она
описала круг у самой поверхности воды, а я выпустил стрелу.  Она вонзилась
в жирный бок. Животное метнулось в глубину и скрылось с глаз, но со стрелы
тотчас размоталась веревка с поплавком.  Мой поплавок был красного  цвета.
Сначала он понесся к берегу, потом вдруг резко повернул назад и неподалеку
от нашей итаубы пересек линию облавы, тут же угодив под вторую линию наших
ябот. Там схватили веревку и, подтянув, метнули багры.
     - Хорошо! - шепнула  Ласана.  Она  не  скрывала  возбуждения  и  явно
гордилась мной.
     Раненые апии, бросаясь  во  все  стороны,  подняли  в  воде  страшный
переполох, и все остальные животные в  панике  бросились  наутек:  одни  в
сторону камышей, другие - к середине  озера.  Но  поскольку  им  поминутно
приходилось подниматься на поверхность, а повсюду, и  у  самого  берега  и
дальше, их подстерегали лодки с неумолимыми стрелками, скрыться и уйти  от
преследования им было  нелегко.  Все  больше  носилось  по  озеру  цветных
поплавков, роковых предвестников смерти, и всюду, где они появлялись, вода
розовела от крови.
     Людей охватил охотничий азарт.  Для них, как и для их жертв, речь шла
о жизни  и  смерти.  В  людях  вспыхнул  инстинкт  первобытных  охотников,
проявляясь и в лихорадочном блеске глаз, и в напряженном трепете мышц, и в
резких  движениях.  Но  более  всего  меня  поражало,  производя    просто
потрясающее впечатление, то, что  вся  эта  драма  страстей  и  инстинктов
разыгрывалась в полнейшей тишине.  Ни одного восклицания, ни одного звука,
ни одного торжествующего клича: животные, погибая,  тоже  не  издавали  ни
звука.
     Когда спустя  час  охота  близилась  к  концу,  уцелело,  наверно,  и
спаслось бегством к середине озера меньше половины животных.  Мы принялись
собирать добычу, привязывая ее за  кормой  лодок.  Некоторые  туши  весили
пять-шесть центнеров.  Чтобы облегчить себе работу, мы буксировали  убитых
животных к берегу,  на  мель,  но  при  этом  возникли  вдруг  неожиданные
осложнения.
     Кровь убитых животных, смешавшись с водой, привлекла  массу  каких-то
рыб из породы хищных, не очень крупных, немного меньше фута в  длину,  но,
несмотря да неказистый вид, невероятно прожорливых.  Араваки  называли  их
гума'.  Зубы у них были острые как ножи.  Одним  молниеносным  укусом  они
вырывали из тела жертвы большие куски и  тут  же  отскакивали  в  сторону,
уступая место другим.  Дерзость их не знала предела, они нападали даже  на
человека, спастись от них можно было лишь бегством.
     [' Речь  идет  о  рыбах  пирайя,  отличающихся  крайней  хищностью  и
обитающих в реках Южной Америки.]
     Вот эти-то маленькие чудовища и собрались сотнями вокруг наших  апий,
набрасываясь на их туши так, что вокруг  вскипала  вода.  Мы,  как  могли,
отгоняли их палками, но тщетно - они, не обращая внимания на удары и  шум,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.