Случайный афоризм
В писателе-художнике талант... уменье чувствовать и изображать жизненную правду явлений. Николай Александрович Добролюбов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Дальнейшую вашу судьбу решит суд невольников плантации Вольвегат...
     В ответ один из охранников в гневе вскинул ружье и  направил  его  на
Фуюди.  Два выстрела грохнули одновременно, слившись в  один,  и  коварный
враг, обливаясь кровью, осел на пол  веранды.  О,  достойные  плоды  наших
тренировок на Ориноко! Остальных Фуюди уговаривать не пришлось - все сразу
же стали поспешно бросать не только огнестрельное оружие, но и  кинжалы  и
ножи, а сами, потупясь, отходить в сторону.
     Плантация Вольвегат действительно отличалась  от  других  и  была  не
совсем обычной. Поручив двум разведчикам найти и привести плантатора и его
семью (плантатора звали Карл Риддербок), я спросил Мартина,  как  нам,  по
его мнению, следует поступить  со  службой:  ведь  все-таки  все  они,  за
исключением одного не в меру горячего  глупца,  сдались  добровольно,  без
сопротивления.  Не убивать же их теперь ни с того ни с сего? Мартин, да  и
Уаки тоже несколько растерялись.
     - Ладно, - решил я, - ответ нам дадут  сами  невольники  с  плантации
Вольвегат. Пусть решают они.
     - О-ей! - согласились Мартин, Фуюди и Уаки. - Да будет так!
     - А я думаю иначе! - возразил, насупившись, шаман Арасибо. - Все  они
угнетатели, потому у  них  и  ружья.  Я  всех  бы  их  перебил,  они  того
заслужили! Но мы знаем, Белый Ягуар, ты этого  не  любишь.  Хорошо,  пусть
решают рабы.
     Мартин  немедля  тут  же  собрал  нескольких  старших  по    возрасту
невольников, и,  отойдя  чуть  в  сторону,  мы  стали  с  пристрастием  их
расспрашивать.  Но, черт побери, это действительно была какая-то необычная
плантация! Рабы не могли сказать ничего дурного о своих надзирателях;  над
ними здесь не издевались, не мучили и не подвергали пыткам, как  это  было
на других плантациях.  Да, их заставляли работать,  но  не  сверх  сил,  а
главное - здесь не морили голодом и вполне сносно кормили.
     - Хорошо, восьмерым стражникам  и  надзирателям  сохраним  жизнь!  Не
тронем и плантацию! - решил  я,  и  все  со  мной  согласились,  даже  наш
непреклонный Арасибо.
     Тем временем разведчики,  обнаружив  плантатора  и  его  семейство  в
дальних комнатах дома, вывели их на веранду.  Семья состояла, кроме самого
господина Риддербока, еще из четырех человек: двух женщин, одной  постарше
- жены плантатора, и другой - помоложе, лет двадцати, и двух детей.
     - А кто эта молодая особа, родственница плантатора? - спросил я.
     - Нет, это гувернантка.
     - Как ее зовут?
     - Моника.
     Я смотрел на эту молодую девушку  как  на  некое  чудо.  Она,  как  и
множество  других  ее  соотечественников  на  плантациях   Гвианы,    была
голландкой,  но  как  же  разительно  отличалась  от  них  совсем    иным,
удивительно  мягким  и  человечным  выражением  лица!  В   лицах    других
голландцев, не только мужчин, но и женщин, а часто даже и детей, сквозило,
как правило, что-то на редкость жестокое, грозно-властное,  более  того  -
безжалостное, а часто и попросту свирепое.  У нее же, у этой  Моники,  все
было совсем иным: лицо приветливое,  глаза  лучились  добротой,  и,  кроме
того, она была красивой, очень красивой.  В этой  голландской  Гвиане  мне
довелось  быть  свидетелем  столь  ужасных  сцен,  видеть  столько   злых,
безжалостных и беспощадных глаз, что эта необыкновенная Моника  показалась
мне выходцем из каких-то иных земель, из какого-то совсем  иного,  лучшего
мира.
     - Фуюди, черт побери! - воскликнул я. - Неужто  она,  эта  Моника,  и
впрямь голландка? Спроси!
     Фуюди перебросился несколькими словами с плантатором, потом  с  самой
Моникой и заявил, что да, она действительно чистокровная голландка.
     Воистину плантация Вольвегат была необычной, а  ее  владелец,  минхер
Риддербок, выглядел менее жестоким, чем другие голландские  плантаторы,  с
которыми мне до сих пор приходилось сталкиваться.  И  надзиратели  у  него
были получше.  Во всяком случае, почти все рабы выразили желание  остаться

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.