Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мучение Джорджу причиняли его собственные руки, которые он  не  знал  куда
девать. Ему строго-настрого приказали не чесать голову, не тереть уши,  не
ковырять в носу и не засовывать руки в карманы. Так что же ему было с ними
делать?)
     Зато Тревельян как ни в чем не бывало сунул руки в карманы и заявил:
     - А вот мой папа ничуточки не беспокоится.
     Тревельян старший почти семь лет работал металлургом на  Динарии,  и,
хотя теперь он вышел на пенсию и жил опять на Земле,  соседи  смотрели  на
него снизу вверх.
     Возвращение   на   Землю   не   очень   поощрялось   из-за   проблемы
перенаселенности, но все же кое-кому удавалось  вернуться.  Прежде  всего,
жизнь на Земле была дешевле, и пенсия, мизерная  в  условиях  Дипории,  на
Земле выглядела весьма  солидно.  Кроме  того,  некоторым  людям  особенно
приятно демонстрировать  свои  успехи  именно  перед  друзьями  детства  и
знакомыми, а не перед всей остальной Вселенной.
     Свое возвращение Тревельян старший объяснил еще и тем, что,  останься
он на Дипории, там пришлось бы остаться  и  его  детям,  а  Дипория  имела
сообщение только с Землей. Живя же на Земле, его  дети  смогут  в  будущем
попасть на любой из миров, даже на Новию.
     Коротышка Тревельян рано усвоил эту истину.  Еще  до  Дня  чтения  он
беззаботно верил, что в конце концов будет жить на  Новия,  и  говорил  об
этом как о деле решенном.
     Джордж, подавленный мыслью о будущем величии Тревельяна  и  сознанием
собственного  ничтожества,  немедленно  в  целях  самозащиты   перешел   в
наступление.
     - Мой папа тоже не беспокоится. Ему просто хочется послушать,  как  я
читаю! Ведь он знает, что читать я буду очень хорошо. А твой  отец  просто
не хочет тебя слушать: он знает, что у тебя ничего не выйдет.
     - Нет, выйдет! А чтение - это ерунда. Когда я буду жить на  Новии,  я
найму людей, чтобы они мне читали.
     - Потому что сам ты читать не научишься! Потому что ты дурак!
     - А как же я тогда попаду на Новию?
     И Джордж, окончательно выведенный из себя, посягнул на основу основ:
     - А кто это тебе сказал, что ты попадешь  на  Новию?!  Никуда  ты  не
попадешь. Вот!
     Коротышка Тревельян покраснел.
     - Ну, уж трубопрокладчиком, как твой папаша, я не буду!
     - Возьми назад, что сказал, дурак!
     - Сам возьми!
     Они были готовы броситься друг на друга. Драться им,  правда,  совсем
не хотелось, но возможность заняться чем-то привычным в этом  чужом  месте
сама по себе была уже облегчением. А к тому же Джордж сжал кулаки и  встал
в боксерскую стойку, так что мучительная проблема -  куда  девать  руки  -
временно разрешилась. Остальные дети возбужденно обступили их.
     Но  тут  же  все  кончилось:  по  залу  внезапно  разнесся  усиленный
громкоговорителями женский голос - и сразу наступила тишина. Джордж разжал
кулаки и забыл о Тревельяне.
     - Дети, - произнес голос, - сейчас мы будем  называть  ваши  фамилии.
Тот, кто  услышит  свою  фамилию,  должен  тут  же  подойти  к  одному  из
служителей, которые стоят у стен. Вы видите их? Они одеты в красную форму,
и вы легко их заметите. Девочки  пойдут  направо,  мальчики  -  налево.  А
теперь посмотрите, какой человек в красном стоит к вам ближе всего...
     Джордж сразу же увидел своего  служителя  и  стал  ждать,  когда  его
вызовут. Он еще побыл посвящен в тайну алфавита, и к тому  времени,  когда
дошла очередь до его фамилии, уже начал волноваться.
     Толпа детей редела, ручейками растекаясь к красным фигурам.
     Когда наконец было  произнесено  имя  "Джордж  Плейтен",  он  испытал
невыразимое облегчение и упоительную радость: его уже вызвали, а Коротышку
- нет!
     Уходя, Джордж бросил ему через плечо:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.