Случайный афоризм
Очень трудно писать то, что является исключительно вашим изобретением, оставаясь при этом верным другому тексту, который вы анализируете. Жак Деррида
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

доверять.
     - Ну хорошо, увидим. Не сердись. Просто необходимость ждать...  А  не
скрасить ли нам ее? - и он гибким движением поднялся на ноги.
     - У меня что-то нет настроения.
     Селена тоже поднялась и, сделав едва заметное движение, ускользнула в
сторону.
     - Ты злишься, потому что я подверг сомнению твои выводы?
     - Я злюсь, потому что... А, черт, ну почему ты не наведешь порядка  у
себя в комнате?
     И с этими словами она ушла.



                                    6

     - Я бы с удовольствием  угостил  вас  чем-нибудь  земным,  доктор,  -
сказал Готтштейн, - но из принципиальных соображений  мне  было  запрещено
везти с  собой  земные  продукты.  Глубокоуважаемые  луняне  считают,  что
приезжие с Земли не должны жить в особых условиях,  так  как  это  создаст
искусственные барьеры. А потому мне положено вести, елико возможно, лунный
образ жизни, но, боюсь, мою походку не  скроешь.  С  этой  чертовой  силой
тяжести шутки плохи!
     - Совершенно с вами  согласен,  -  сказал  землянин.  -  И  позвольте
принести вам мои поздравления по поводу вашего вступления в должность...
     - Ну, я еще не вполне вступил в нее.
     - Тем не  менее  я  вас  поздравляю.  Но,  естественно,  я  несколько
недоумеваю, почему вы пожелали меня видеть.
     - Мы летели на одном корабле и вместе прибыли сюда. Землянин  вежливо
слушал.
     - Но мое знакомство с  вами  восходит  к  более  давнему  времени,  -
продолжал Готтштейн. - Нам довелось  встретиться  несколько  лет  назад...
Правда, встреча была довольно мимолетной.
     - Боюсь, я не помню, - спокойно сказал землянин.
     - Это неудивительно. Было бы странно, если бы вы меня запомнили. Я  в
то время был сотрудником  сенатора  Бэрта,  который  возглавлял...  как  и
теперь возглавляет... комиссию по техническому прогрессу и среде обитания.
В то  время  он  пытался  собрать  материал  против  Хэллема...  Фредерика
Хэллема.
     Землянин сел прямее.
     - Вы знаете Хэллема? - спросил он.
     - За время моего пребывания на Луне вы - второй, кто задает мне  этот
вопрос. Да, я его знаю. Хотя и  не  очень  близко.  И  я  разговаривал  со
многими людьми, которые его  знают.  Как  ни  странно,  их  мнение  обычно
совпадало с моим. Хэллема почитает вся планета, но тем, кто встречается  с
ним лично, он почему-то внушает довольно мало симпатии.
     - Довольно мало? Вовсе никакой, как мне кажется, - сказал землянин.
     Готтштейн продолжал, словно его не перебивали:
     - В то время мне было поручено - сенатором, я имею  виду  -  заняться
Электронным Насосом и проверить, не  сопровождаются  ли  его  установка  и
эксплуатация  неоправданными  расходами  и   личным   обогащением.   Такое
расследование вполне отвечало задачам комиссии,  но,  между  нами  говоря,
сенатор надеялся  обнаружить  что-нибудь,  компрометирующее  Хэллема.  Его
тревожило чрезмерное влияние, которое тот приобрел в  науке,  и  он  хотел
как-то подорвать хэллемовский престиж. Но у него ничего не вышло.
     - Последнее очевидно. Хэллем силен как никогда.
     - Никаких темных махинаций обнаружить не удалось,  и,  уж  во  всяком
случае, Хэллем оказался совершенно чист. Он скрупулезно честен.
     - В этом смысле - пожалуй. У власти есть своя рыночная цена,  которая
вовсе не обязательно измеряется деньгами.
     - Но меня заинтересовало другое, хотя продолжить расследование в этом

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.