Случайный афоризм
Очень оригинальный человек часто бывает банальным писателем и наоборот. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

направлении я тогда не мог. Среди тех, кого опрашивала  комиссия,  нашелся
человек, который возражал  не  против  власти  Хэллема,  а  против  самого
Электронного Насоса. Я присутствовал при беседе с  ним,  хотя  сам  в  ней
активного участия не принимал. Этим человеком были вы, не так ли?
     - Я помню  разговор,  о  котором  вы  говорите,  -  осторожно  сказал
землянин. - Но вас я все-таки не припоминаю.
     - Тогда меня поразило, что у кого-то нашлись чисто научные возражения
против Электронного Насоса. Вы произвели на меня такое впечатление, что на
корабле ваше лицо сразу же показалось мне знакомым. А потом я припомнил  и
все остальное. В  список  пассажиров  я  не  заглядывал,  а  решил  просто
положиться на свою память. Вы ведь доктор Бенджамин Эндрю Денисон, не  так
ли?
     Землянин вздохнул.
     - Бенджамин Аллан Денисон. Совершенно верно.  Но,  собственно,  какое
это имеет значение? Мне нисколько не  хочется  ворошить  прошлое,  сэр.  Я
сейчас на Луне и хотел  бы  начать  все  заново.  С  самого  начала,  если
потребуется. Черт побери, я же думал изменить имя!
     - Это не помогло бы. Я ведь узнал  ваше  лицо.  У  меня  нет  никаких
возражений против вашего намерения начать новую жизнь, доктор Денисон. И я
не собираюсь вам мешать. Но мне хотелось бы выяснить одно  обстоятельство,
которое вас затрагивает лишь косвенно. Я не помню точно, какие  возражения
против Электронного Насоса вы тогда выдвигали. Вы не изложили бы их снова?
     Денисон опустил голову. Пауза затягивалась,  но  новый  представитель
Земли не прерывал ее. Он даже постарался  не  кашлянуть.  Наконец  Денисон
сказал:
     - В  сущности,  обоснованных  аргументов  у  меня  не  было.  Простая
догадка,  опасения,  что  напряженность  сильного  ядерного   поля   может
измениться. Короче говоря, ничего конкретного.
     - Ничего?  -  Готтштейн  все-таки  откашлялся.  -  Извините,  но  мне
хотелось бы разобраться. Я  вам  уже  сказал,  что  вы  тогда  очень  меня
заинтересовали. Но в тот момент у меня не было возможности этим  заняться,
а сейчас мне вряд ли  удастся  получить  нужные  сведения.  Сенатор  тогда
потерпел поражение, а потому принял все меры,  чтобы  этот  факт  не  стал
достоянием гласности. Но кое-что я все-таки припоминаю. Одно время вы были
сослуживцем Хэллема. И вы не физик.
     - Совершенно верно. Я был радиохимиком. Как и он.
     - Поправьте меня, если я  ошибаюсь,  но  начало  вашей  карьеры  было
многообещающим, не так ли?
     - Это подтверждается объективными фактами. И у меня никогда  не  было
склонности к переоценке собственной личности. Я действительно показал себя
блестящим исследователем.
     - Поразительно, сколько подробностей я, оказывается, помню! Хэллем, с
другой стороны, особых надежд не подавал.
     - Да, пожалуй.
     - Тем не менее ваша научная карьера оборвалась. И  когда  мы  с  вами
беседовали... вы ведь сами к нам пришли, насколько я помню... вы  работали
на фабрике игрушек.
     - В косметической фирме, - сдавленным  голосом  поправил  Денисон.  -
Мужская косметика. Что не послужило хорошей рекомендацией в  глазах  вашей
комиссии.
     - Да, конечно. К сожалению, это обстоятельство не  придало  весомости
вашим словам. Вы, кажется, были коммивояжером?
     - Нет, я заведовал отделом сбыта. И представьте себе,  справлялся  со
своими обязанностями опять-таки блестяще. Когда  я  решил  бросить  все  и
уехать на Луну, я был уже вице-президент компании.
     - А Хэллем имел к этому какое-нибудь отношение? К тому, что вы должны
были бросить научные исследования?
     - С вашего разрешения я предпочел бы оставить эту тему, сэр! - сказал
Денисон. - Теперь это уже не имеет ни малейшего  значения.  Я  практически
присутствовал при том, как Хэллем открыл конверсию  вольфрама  и  начались

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.