Случайный афоризм
Когда б вы знали, из какого сора Растут стихи, не ведая стыда... Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вселенная - одна, и никакой другой нет и существовать не может. Ведь  сами
мы существуем только в ней, наш опыт говорит нам только о ней.  Но  вот  у
нас появились доказательства, что есть еще одна вселенная - та, которую мы
называем паравселенной, - и теперь уже глупо, смехотворно  глупо  считать,
что вселенных всего две. Если существует еще одна  вселенная,  значит,  их
может быть бесконечно много. Между единицей и  бесконечностью  в  подобных
случаях никаких осмысленных чисел существовать не может. Не только два, но
любое конечное число тут нелепо и невозможно.
     - Я так и рассуж... - начал было Денисон и  вдруг  оборвал  фразу  на
полуслове. Вновь воцарилось молчание.
     Потом Денисон приподнялся,  сел,  поглядел  на  скрытую  в  скафандре
женщину и сказал:
     - По-моему, нам пора возвращаться.
     - Я ведь пыталась угадать, и ничего больше, - сказала Селена.
     - Нет, - сказал он. - Не знаю, в чем  тут  дело,  но  это  не  просто
догадка.



                                    11

     Бэррон Невилл уставился на нее,  не  в  силах  произнести  ни  слова.
Селена ответила ему невозмутимым взглядом. Звездная панорама  в  ее  окнах
опять изменилась. Теперь в одном из них плыла почти полная Земля.
     - Но зачем? - наконец выдавил он из себя.
     - Это вышло случайно, - ответила Селена. - Я вдруг уловила суть и так
увлеклась, что не смогла удержаться.  Мне  следовало  бы  сразу  тебе  все
рассказать, а не откладывать неделю за неделей, но я  опасалась,  что  это
подействует на тебя именно так, как подействовало.
     - Так он знает? Дура! Селена нахмурилась.
     - А что он, собственно, знает? То, о чем  все  равно  довольно  скоро
догадался бы, - что я на самом деле  не  гид,  а  твоя  интуистка.  Причем
интуистка, которая не имеет ни малейшего представления о  математике.  Так
пусть себе знает! Ну, хорошо, у  меня  есть  интуиция,  но  что  из  этого
следует? Сколько раз ты мне повторял, что моя интуиция  не  имеет  никакой
цены, если не подкреплять ее математическим анализом и  экспериментальными
наблюдениями? Сколько раз ты мне повторял, что самое, казалось бы,  четкое
интуитивное заключение может все-таки быть неверным?  Так  неужели  чистый
интуизм покажется ему заслуживающим внимания?
     Невилл побелел, но Селена не могла решить - от гнева или  от  страха.
Он сказал:
     - Ведь ты же не такая. Разве твои интуитивные выводы  не  оказывались
всякий раз безошибочными? Когда ты была твердо убеждена в их правильности?
     - Но ведь он-то этого не знает!
     - Он догадается. Он пойдет к Готтштейну.
     - И что же он скажет Готтштейну? О наших  истинных  планах  ему  ведь
ничего не известно.
     - Ах, не известно?
     - Да! Селена вскочила и отошла к окну, потом обернулась к  Бэррону  и
крикнула:
     - Да! Да! И подло с твоей стороны намекать, будто я способна  предать
тебя и остальных. Если ты не веришь в мою честность, так поверь хотя бы  в
мой здравый смысл. Зачем мне им о чем-нибудь  рассказывать?  Какое  вообще
все это имеет значение, когда и они, и мы, и все обречены на гибель?
     - Ну, пожалуйста, Селена! - брезгливо отмахнулся Невилл. - Только  не
это!
     - Нет, ты все-таки выслушай. Он был со мной откровенен и рассказал  о
своих исследованиях. Ты меня прячешь, точно секретное оружие. Ты  говоришь
мне, что я ценнее любого прибора, любого в меру талантливого  ученого.  Ты
играешь в таинственность, требуешь, чтобы для всех  я  оставалась  простым

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.