Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вселенная - одна, и никакой другой нет и существовать не может. Ведь  сами
мы существуем только в ней, наш опыт говорит нам только о ней.  Но  вот  у
нас появились доказательства, что есть еще одна вселенная - та, которую мы
называем паравселенной, - и теперь уже глупо, смехотворно  глупо  считать,
что вселенных всего две. Если существует еще одна  вселенная,  значит,  их
может быть бесконечно много. Между единицей и  бесконечностью  в  подобных
случаях никаких осмысленных чисел существовать не может. Не только два, но
любое конечное число тут нелепо и невозможно.
     - Я так и рассуж... - начал было Денисон и  вдруг  оборвал  фразу  на
полуслове. Вновь воцарилось молчание.
     Потом Денисон приподнялся,  сел,  поглядел  на  скрытую  в  скафандре
женщину и сказал:
     - По-моему, нам пора возвращаться.
     - Я ведь пыталась угадать, и ничего больше, - сказала Селена.
     - Нет, - сказал он. - Не знаю, в чем  тут  дело,  но  это  не  просто
догадка.



                                    11

     Бэррон Невилл уставился на нее,  не  в  силах  произнести  ни  слова.
Селена ответила ему невозмутимым взглядом. Звездная панорама  в  ее  окнах
опять изменилась. Теперь в одном из них плыла почти полная Земля.
     - Но зачем? - наконец выдавил он из себя.
     - Это вышло случайно, - ответила Селена. - Я вдруг уловила суть и так
увлеклась, что не смогла удержаться.  Мне  следовало  бы  сразу  тебе  все
рассказать, а не откладывать неделю за неделей, но я  опасалась,  что  это
подействует на тебя именно так, как подействовало.
     - Так он знает? Дура! Селена нахмурилась.
     - А что он, собственно, знает? То, о чем  все  равно  довольно  скоро
догадался бы, - что я на самом деле  не  гид,  а  твоя  интуистка.  Причем
интуистка, которая не имеет ни малейшего представления о  математике.  Так
пусть себе знает! Ну, хорошо, у  меня  есть  интуиция,  но  что  из  этого
следует? Сколько раз ты мне повторял, что моя интуиция  не  имеет  никакой
цены, если не подкреплять ее математическим анализом и  экспериментальными
наблюдениями? Сколько раз ты мне повторял, что самое, казалось бы,  четкое
интуитивное заключение может все-таки быть неверным?  Так  неужели  чистый
интуизм покажется ему заслуживающим внимания?
     Невилл побелел, но Селена не могла решить - от гнева или  от  страха.
Он сказал:
     - Ведь ты же не такая. Разве твои интуитивные выводы  не  оказывались
всякий раз безошибочными? Когда ты была твердо убеждена в их правильности?
     - Но ведь он-то этого не знает!
     - Он догадается. Он пойдет к Готтштейну.
     - И что же он скажет Готтштейну? О наших  истинных  планах  ему  ведь
ничего не известно.
     - Ах, не известно?
     - Да! Селена вскочила и отошла к окну, потом обернулась к  Бэррону  и
крикнула:
     - Да! Да! И подло с твоей стороны намекать, будто я способна  предать
тебя и остальных. Если ты не веришь в мою честность, так поверь хотя бы  в
мой здравый смысл. Зачем мне им о чем-нибудь  рассказывать?  Какое  вообще
все это имеет значение, когда и они, и мы, и все обречены на гибель?
     - Ну, пожалуйста, Селена! - брезгливо отмахнулся Невилл. - Только  не
это!
     - Нет, ты все-таки выслушай. Он был со мной откровенен и рассказал  о
своих исследованиях. Ты меня прячешь, точно секретное оружие. Ты  говоришь
мне, что я ценнее любого прибора, любого в меру талантливого  ученого.  Ты
играешь в таинственность, требуешь, чтобы для всех  я  оставалась  простым

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.