Случайный афоризм
Истина, образование и улучшение человечества должны быть главными целями писателя. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

гидом, дабы мои  замечательные  способности  всегда  были  в  распоряжении
лунян. Вернее, в твоем распоряжении. И чего ты добился?
     - У нас есть ты, ведь так? А долго ли, по-твоему,  ты  останешься  на
свободе, если они узнают...
     - Ты постоянно твердишь об этом. Но назови мне хоть одного  человека,
которого лишили свободы, которому помешали!  Где  хоть  малейшие  реальные
признаки великого заговора против нас,  который  мерещится  тебе  повсюду?
Земляне не допускают тебя и твою группу к своим большим установкам главным
образом потому, что ты сам их на это провоцируешь,  а  не  из-за  каких-то
черных замыслов. Впрочем, нам это пошло только на  пользу,  потому  что  в
результате мы создали собственные, более чувствительные, приборы  и  более
мощные установки.
     - На основе твоих теоретических прозрений, Селена!
     - Не спорю, - улыбнулась Селена. - Бен  отозвался  о  них  с  большой
похвалой.
     - Ты и твой Бен! На черта тебе нужен этот жалкий земляшка?
     - Он иммигрант. И я получаю от него сведения, которые мне необходимы.
Ты мне их обеспечиваешь? Ты до того боишься, как бы про  меня  не  узнали,
что не позволяешь мне встречаться с другими физиками. Только ты,  и  никто
кроме тебя. И то только потому, что ты мой... Да, наверно,  и  на  это  ты
пошел исключительно из соображений конспирации.
     - Ну, что ты, Селена!  -  Он  кое-как  сумел  придать  своему  голосу
нежность, и все-таки его слова прозвучали нетерпеливо.
     - Собственно говоря, это меня не  трогает.  Ты  объяснил  мне,  какая
передо мной стоит задача, и я стараюсь сосредоточиться  на  ней  одной.  И
иногда мне кажется, что я вот-вот нащупаю  решение,  пусть  и  без  всякой
математики. Мне вдруг совершенно ясно представляется, что надо сделать, но
потом мысль ускользает... А,  да  пусть!  Раз  Насос  уничтожит  нас  всех
гораздо раньше... Ведь я же тебе говорила, что обмен напряженностями полей
внушает мне большие опасения.
     -  Селена,  я  тебя  спрашиваю,  -  сказал  Невилл.   -   Готова   ты
безоговорочно утверждать, что Насос нас уничтожит? Не "может  уничтожить",
не "вероятно, уничтожит", а "неизбежно уничтожит"?
     Селена сердито мотнула головой.
     - Нет, не могу. Все достаточно  зыбко.  Нет,  я  не  могу  сказать  -
"неизбежно". Но разве в таком вопросе "вероятно" - это мало?
     - О господи!
     - Не возводи глаза к потолку! Не усмехайся!  Ты  ведь  и  не  подумал
проверить эту гипотезу экспериментально. А я тебе говорила, как это  можно
сделать!
     - Пока ты не начала слушать своего  земляшку,  ты  и  не  тревожилась
вовсе!
     - Он иммигрант. Так ты проверишь или нет?
     - Нет! Я ведь объяснял тебе, что твои предположения  невыполнимы.  Ты
не экспериментатор, и то, что тебе представляется теоретически  возможным,
вовсе не обязательно  окажется  осуществимым  в  реальном  мире  приборов,
случайности и недостоверности.
     - Так называемый реальный мир твоей лаборатории! - Ее лицо покраснело
от негодования, она поднесла к подбородку сжатые кулаки. - Сколько времени
ты тратишь, чтобы получить достаточно  приличный  вакуум...  А  ведь  там,
наверху, куда я показываю, там, на поверхности, вакуума сколько  угодно  и
температура по временам приближается к  абсолютному  нулю.  Почему  ты  не
ставишь эксперименты на поверхности?
     - Это ничего не даст.
     - Откуда ты знаешь? Ты просто не хочешь попробовать.  А  Бен  Денисон
попробовал. Он сконструировал специальный прибор для поверхности  и  успел
получить  с  его  помощью  необходимые  данные,  когда  ездил  осматривать
солнечные аккумуляторы. Он звал тебя поехать с  ним,  но  ты  не  захотел.
Помнишь? Это очень простой прибор - такой, что даже я могу объяснить  тебе
его принцип после того, как его объяснили мне. Бен включил его при дневной

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.