Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

раздражением. - При чем тут  Солнце?  К  тому  же  мы  находились  в  тени
кратера, совсем в  ночной  обстановке.  И  звезды  были  видны.  И  вокруг
темнота.
     - Нет, - возразил Денисон.  -  А  освещенная  полоса  поверхности  на
севере? Мне страшно не хотелось туда смотреть, но я ничего не мог с  собой
поделать.  А  стоило  поглядеть,   и   я   прямо   ощущал,   как   жесткое
ультрафиолетовое излучение бьет в стекла моего скафандра.
     - Глупости! Во-первых, какое может быть ультрафиолетовое излучение  в
отраженном свете? А во-вторых, скафандр защищает вас от любого излучения.
     - Не от теплового. Во всяком случае, недостаточно.
     - Но теперь же ночь!
     - Вот именно! - с большим удовлетворением произнес Денисон. - Я  ведь
с этого и начал.
     Он огляделся с  непреходящим  изумлением.  Земля  висела  в  небе  на
положенном месте - ее широкий серп теперь выгибался  к  юго-западу.  Прямо
над ним  горел  Орион  -  охотник,  встающий  со  сверкающего  кресла.  По
горизонту разливалось мерцание мягкого земного света.
     - Какая красота!  -  воскликнул  он  и  без  всякого  перехода  вдруг
спросил: - Селена, пионотрон что-нибудь показывает?
     Селена, которая молча смотрела на небо, отошла  к  приборам,  которые
стояли тут, в тени кратера, уже три смены лунного дня и ночи.
     - Пока ничего, - ответила она. - Но это хороший  знак.  Напряженность
поля держится чуть выше пятидесяти.
     - Надо бы ниже, - сказал Денисон.
     - Можно еще  снизить,  -  ответила  Селена.  -  Я  уверена,  что  все
параметры подходят.
     - И магнитное поле?
     - В этом я не уверена.
     - Но если его усилить, возникнет неустойчивость.
     - Не должно бы. Я чувствую.
     - Селена, я верю в вашу интуицию вопреки чему угодно,  но  только  не
фактам. Ведь мы уже пробовали, и каждый раз возникала неустойчивость.
     - Я знаю, Бен. Но параметры  были  не  совсем  такими.  Напряженность
сохраняется на  пятидесяти  двух  поразительно  долгое  время.  И  раз  мы
начинаем удерживать ее часами  вместо  минут,  то  появляется  возможность
увеличить магнитное поле в десять раз не на  секунды,  как  раньше,  а  на
минуты... Ну, попробуем?
     - Подождем, - сказал Денисон.
     Селена нерешительно помедлила, потом отошла от приборов.
     - Бен, вы все еще скучаете по Земле? - спросила она.
     - Нет. Как ни странно,  совершенно  не  скучаю.  Я  думал,  что  буду
тосковать  по  синему  небу,  по  зеленой  траве,  по  обилию   прозрачной
струящейся воды - по всему тому, что принято  считать  особым  очарованием
Земли. Но я нисколько не тоскую по ним. Они мне даже не снятся.
     - Это бывает, - сказала Селена. - Во всяком случае, некоторые  гранты
утверждают,  что  ностальгия  им  незнакома.  Разумеется,  они  составляют
незначительное меньшинство, и еще никому не  удалось  определить,  что  их
объединяет. Выдвигались самые разные гипотезы -  от  полной  эмоциональной
тупости, то есть неспособности что-либо  вообще  чувствовать,  до  избытка
эмоциональности,   заставляющей   их   бессознательно   вообще    отрицать
ностальгию, чтобы она не вызвала серьезного нервного срыва.
     -  Что  касается  меня,  то  все,  по-моему,  обстоит  очень  просто.
Последние двадцать лет моей жизни на Земле были не  слишком  приятными,  а
тут мне, наконец, удалось посвятить себя работе, в которой  я  нашел  свое
призвание... К тому же ваша помощь... Более того, Селена, само  общение  с
вами...
     - Очень любезно, что помощь вы упомянули прежде общения,  -  ответила
Селена,  сохраняя  полную  серьезность.  -  Ведь  никакая  помощь  вам,  в
сущности, не нужна. Не притворяетесь  ли  вы,  будто  не  можете  без  нее
обойтись только потому, что вам нравится мое общество?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.