Случайный афоризм
Писать - значит предоставлять другим заботу о завершенности твоего слова. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - А почему, собственно? Послушай, Пит, я ведь замечаю,  что  с  тобой
творится что-то неладное. Весь последний месяц ты был  просто  невозможен.
Мне казалось, мы с самого начала знали, что дело быстро не  пойдет  и  нам
надо запастись терпением. Мне казалось, ты понимаешь, что  у  меня,  кроме
того, есть моя работа в университете. И ведь я уже несколько  раз  задавал
тебе этот вопрос. Ну, так я его повторю: почему ты вдруг так заторопился?
     - Потому что заторопился, - резко ответил Ламонт. - Потому что  хочу,
чтобы дело сдвинулось с мертвой точки.
     - Поздравляю! - сухо сказал Броновский. - Представь себе,  и  я  хочу
того же. Послушай, уж не собираешься ли ты скончаться во цвете  лет?  Твой
врач случайно не предупредил тебя, что ты неизлечимо болен?
     - Да нет же, нет! - скрипнув зубами, сказал Ламонт.
     - Так что же с тобой?
     - Ничего, - и Ламонт поспешно ушел. В тот момент, когда Ламонт решил
заручиться помощью Броновского, его просто злило тупое упрямство  Хэллема,
не желавшего допустить даже мысли о том,  что  паралюди  могут  стоять  по
развитию выше землян. И стремясь установить с ними прямую связь, он  хотел
только доказать, что Хэллем неправ. И ничего больше - в первые месяцы.
     Но у него почти сразу же начались  всяческие  неприятности.  Опять  и
опять его заявки на новое оборудование оставлялись  без  внимания,  время,
положенное  ему  для  работы   с   электронной   вычислительной   машиной,
урезывалось, на заявление о выдаче ему  командировочных  сумм  он  получил
пренебрежительный   отказ,   а   предложения,   которые   он   вносил   на
межфакультетских совещаниях, даже не рассматривались.
     Кризис наступил, когда освободившаяся должность старшего  сотрудника,
на которую все права имел  Ламонт,  была  отдана  Генри  Гаррисону,  много
уступавшему ему и в стаже, и  главное  в  способностях.  Ламонт  кипел  от
возмущения. Теперь  ему  уже  было  мало  просто  продемонстрировать  свою
правоту - он жаждал разоблачить Хэллема в  глазах  всего  мира,  сокрушить
его.
     Это  чувство  ежедневно,  почти  ежечасно  подогревалось   поведением
остальных сотрудников Насосной станции. Ламонт был  слишком  колюч,  чтобы
пользоваться всеобщей любовью, но тем не менее многие ему симпатизировали.
     Гаррисон же испытывал  большую  неловкость.  Это  был  тихий  молодой
человек, старавшийся сохранять добрые отношения со всеми, и на  его  лице,
когда он остановился в  дверях  ламонтовской  лаборатории,  было  написано
боязливое смущение. Он сказал:
     - Привет, Пит. Найдется у вас для меня пара минут?
     - Хоть десять, - хмуро сказал Ламонт, избегая его взгляда.
     Гаррисон вошел и присел на краешек стула.
     - Пит, - сказал он. - Я не могу отказаться от  этого  назначения,  но
хотел бы вас заверить, что я о нем не просил. Это была для меня  полнейшая
неожиданность.
     - А кто вас просит отказываться? Мне наплевать.
     - Пит, что у вас вышло с Хэллемом?  Если  я  откажусь,  назначат  еще
кого-нибудь, но только не вас. Чем вы допекли старика?
     Этого Ламонт не вынес.
     - Скажите-ка, что вы думаете о Хэллеме? Что он за человек, по-вашему?
набросился он на бедного Гаррисона.
     Гаррисон совсем растерялся. Он пожевал губами и почесал нос.
     - Ну-у... - сказал он и умолк.
     - Великий человек? Замечательный ученый? Блистательный руководитель?
     - Ну-у...
     - Ладно, так я вам сам скажу.  Он  шарлатан!  Самозванец!  Правдой  и
неправдой урвал себе сладкий кусок, а  теперь  трясется,  как  бы  его  не
потерять! Он знает, что я его насквозь вижу. Вот этого-то он  и  не  может
мне простить!
     Гаррисон испустил неловкий смешок.
     - Неужто вы пошли к нему и сказали...
     - Нет, прямо я ему ничего не говорил, - угрюмо перебил Ламонт.  -  Но

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.