Случайный афоризм
Ещё ни один поэт не умер от творческого голода. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     С этими словами Ламонт направился к  тиксо-табло  и  поспешно  набрал
уравнения, не переставая быстро говорить.
     Он знал, что Хэллем оскорбиться  и  выйдет  из  себя  -  эти  области
математики были ему не по зубам.
     И он добился своей цели. Хэллем проворчал:
     - Послушайте, молодой человек, у меня сейчас нет  времени  заниматься
доклад, а пока ограничьтесь кратким  изложением,  если  вам  действительно
есть что сказать.
     Ламонт отошел от табло, пренебрежительно морщась.
     - Ну хорошо, - сказал он.  -  Второй  закон  термодинамики  описывает
процесс, который неизбежно исключает крайние состояния. Вода не бежит  под
гору -  на  самом  деле  происходит  выравнивание  экстремальных  значений
гравитационного потенциала. Вода с такой же легкостью потечет в гору, если
она окажется под давлением. Можно получить работу  за  счет  использования
двух  разных  температурных  уровней,  но  в  конце   концов   температура
сравняется  на  какой-то  промежуточной  точке:  нагретое  тело   остынет,
холодное - нагреется. И  остывание  и  нагревание  одинаково  представляют
собой проявление второго закона термодинамики и в соответствующих условиях
одинаково возможны.
     - Не учите меня  основам  термодинамики,  молодой  человек!  Что  вам
все-таки нужно? У меня мало времени.
     Ламонт сказал, не меняя  выражения  и  словно  не  замечая,  что  его
подгоняют:
     - Электронный Насос работает за счет выравнивания противоположностей.
В  данном  случае  противоположностями  являются  физические  законы  двух
вселенных. Условия, обеспечивающие существование этих законов,  какими  бы
эти условия ни были, поступают из одной вселенной  в  другую,  и  конечным
результатом этого процесса будут две вселенные с  одинаковыми  физическими
законами, представляющими собой нечто среднее между  нынешними.  Поскольку
это неминуемо вызовет какие-то пока еще не ясные, но  весьма  значительные
изменения в нашей вселенной, необходимо со всей серьезностью взвесить,  не
следует  ли  остановить  Насос   и   полностью   и   навсегда   прекратить
перекачивание.
     Ламонт твердо рассчитывал, что именно тут Хэллем  взорвется  и  лишит
его возможности продолжать объяснения. И Хэллем не обманул  его  ожиданий.
Он  вскочил  с  такой  стремительностью,  что  опрокинул  кресло.   Пинком
отшвырнув кресло в сторону, он шагнул к Ламонту.
     Тот быстро отодвинулся вместе со стулом и тоже встал.
     - Идиот! - кричал Хэллем, задыхаясь от ярости. - Вы что  же  думаете,
никто на Станции до сих пор и  не  подозревал  об  уравнивании  физических
законов? Вы смеете тратить мое время на пересказ того, что я  знал,  когда
вы пешком под стол ходили! Убирайтесь вон и  в  любой  момент,  когда  вам
вздумается подать заявление об уходе, считайте, что я его принял!
     Ламонт покинул кабинет, добившись того, чего хотел, и  тем  не  менее
его душила ярость при одной только мысли, что  Хэллем  посмел  так  с  ним
обойтись.



                              6 (окончание)

     - Во всяком случае, - сказал Ламонт, - теперь путь расчищен. Я сделал
попытку объяснить ему положение вещей. Он не захотел слушать. А  потому  я
предпринимаю следующий шаг.
     - А именно? - спросил Броновский.
     - Я намерен добиться приема у сенатора Бэрта.
     - У главы комиссии по техническому прогрессу и среде обитания?
     - Вот именно. Значит, ты про него слышал?
     - А кто про него не слышал? Но зачем, Пит? Что ты можешь сообщить ему
такого, что его заинтересует? Перевод тут ни при чем, Пит. Я  снова  задаю

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.