Случайный афоризм
Писатель находится в ситуации его эпохи: каждое слово имеет отзвук, каждое молчание - тоже. Жан Поль Сартр
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Для того чтобы добиться приема  у  сенатора,  потребовалось  довольно
много времени, и эта проволочка выводила Ламонта из себя,  тем  более  что
паралюди больше не присылали буквенных сообщений. Никаких, хотя Броновский
переслал не менее десятка  полос  с  тщательно  подобранными  комбинациями
парасимволов, а также вариантами "страк" и "страх".
     Ламонт  не  мог  понять,  зачем  ему  понадобилось  такое  количество
вариантов, но Броновский, казалось, очень на них рассчитывал.
     Однако ничего не произошло, а Бэрт наконец принял Ламонта.
     Глаза  сенатора  на   худом   морщинистом   лице   были   цепкими   и
пронизывающими.  Он  достиг  весьма  почтенного  возраста   (комиссию   по
техническому прогрессу и  среде  обитания  он  возглавлял  с  незапамятных
времен). К своим обязанностям сенатор относился с величайшей серьезностью,
что неоднократно доказывал делом.
     Бэрт поправил старомодный галстук, давно  уже  превратившийся  в  его
эмблему.
     - Сынок, я могу уделить вам только полчаса, - сказал он  и  поднес  к
глазам часы на широком браслете.
     Ламонта это не смутило.  Он  не  сомневался,  что  заставит  сенатора
забыть о времени. И он не стал начинать с азов - на этот раз его цель была
иной, чем во время беседы с Хэллемом. Он сказал:
     -  Я  не  стану  излагать  математические  доказательства,   сенатор.
Полагаю, вам  и  так  известно,  что  благодаря  перекачиванию  происходит
смешение физических законов двух вселенных.
     -  Перемешивание,  -  спокойно  заметил  сенатор,  -  причем   полное
равновесие будет достигнуто через десять в тридцатой степени лет. Я  верно
помню эту цифру? - Изогнутые брови придавали его изрытому  морщинами  лицу
вечно удивленный вид.
     - Совершенно верно. Но цифра эта опирается на допущение, что  законы,
просачивающиеся от нас к ним и наоборот, распространяются во  все  стороны
от точки проникновения со скоростью света. Это только предположение,  и  я
считаю, что оно ошибочно.
     - Почему же?
     - Измерена только скорость смещения внутри плутония  сто  восемьдесят
шесть, переданного в нашу вселенную.  Вначале  оно  протекает  чрезвычайно
медленно - предположительно из-за высокой плотности вещества,  -  а  затем
начинает непрерывно убыстряться. Если добавить к  плутонию  менее  плотное
вещество,  скорость  смещения  начнет  возрастать  гораздо  стремительнее.
Измерений такого рода было сделано немного, но если положиться на них,  то
в вакууме скорость  проникновения  должна  стать  равной  скорости  света.
Иновселенским законам требуется определенное  время,  чтобы  проникнуть  в
атмосферу, заметно меньше времени,  чтобы  достичь  ее  верхних  слоев,  и
практически мгновение, чтобы оттуда умчаться по всем направлениям в космос
со скоростью триста тысяч  километров  в  секунду,  тотчас  разрежаясь  до
полной безобидности.
     Ламонт умолк, обдумывая, как перейти к дальнейшему, и  сенатор  сразу
же уловил его нерешительность.
     - Однако... - подсказал он тоном человека, берегущего свое время.
     - Это  очень  удобное  предположение,  правдоподобное  и  не  сулящее
никаких неприятностей. Но что, если  проникновению  иновселенских  законов
препятствует не вещество, а самая структура нашей вселенной?
     - А что такое - "самая структура"?
     -  Мне  трудно  объяснить  это  словами.  Существует   математическое
выражение, которое, по-моему, тут  подходит...  но  на  словах  ничего  не
получится. Структура вселенной - это  то,  что  определяет  ее  физические
законы.  Структура  нашей   вселенной,   например,   делает   обязательным
сохранение энергии. Именно структура паравселенной, сконструированная, так
сказать, не вполне по нашему образцу, и делает их ядерное взаимодействие в
сто раз более сильным, чем у нас.
     - И что же?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.