Случайный афоризм
Поэт всегда прав. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Если проникновение идет в самую структуру, сэр, то наличие вещества
независимо от его плотности имеет лишь второстепенное  значение.  Скорость
проникновения в вакууме больше, чем в плотном  веществе,  но  не  намного.
Скорость  проникновения  в  космосе  может  быть  чрезвычайно  большой  по
сравнению с земными условиями и все же  во  много  раз  уступать  скорости
света.
     - Из чего следует...
     - Что иновселенская структура не рассеивается  так  быстро,  как  нам
казалось, но, образно говоря, нагромождается в пределах Солнечной системы,
где концентрация ее оказывается заметно выше, чем мы предполагали.
     - Так-так, - кивнул сенатор. -  И  сколько  же  понадобится  времени,
чтобы космос в пределах Солнечной  системы  достиг  равновесия?  Наверное,
цифра будет меньше десяти в тридцатой степени?
     - Гораздо меньше, сэр. Думаю, даже меньше десяти в  десятой  степени.
На это уйдет что-нибудь около пятидесяти миллиардов лет плюс-минус два-три
миллиарда.
     - Сравнительно немного, но вполне достаточно, э? И повода  тревожится
сейчас у нас нет, э?
     - Нет, сэр, боюсь что есть. Непоправимое произойдет задолго до  того,
как будет достигнуто равновесие. Благодаря перекачиванию  сильное  ядерное
взаимодействие в  нашей  вселенной  с  каждым  мгновением  становится  все
сильнее.
     - Настолько, что это поддается измерению?
     - Пожалуй, нет, сэр.
     - Хотя перекачивание продолжается уже двадцать лет?
     - Да, сэр.
     - Так где же повод для тревоги?
     - Видите ли, сэр, от степени сильного ядерного взаимодействия зависит
скорость, с какой водород внутри солнечного  ядра  превращается  в  гелий.
Если взаимодействие станет сильнее, хотя бы даже в самой  ничтожной  мере,
скорость слияния ядер водорода и превращения их в ядра гелия внутри Солнца
возрастет уже заметно. Равновесие же между тяготением и излучением  внутри
Солнца весьма хрупко, и если нарушить его в пользу излучения,  как  сейчас
делаем мы...
     - И что же?
     - Это вызовет колоссальный взрыв. По законам  нашей  вселенной  такая
небольшая звезда, как наше Солнце, неспособна стать  сверхновой.  Но  если
они изменятся, это  перестанет  быть  невозможным.  И,  насколько  я  могу
судить,  никакого  предупреждения  не  будет.  Когда   процесс   достигнет
критической точки, Солнце взорвется, и через восемь минут после этого мы с
вами перестанем существовать, а Земля превратится в расширяющееся  газовое
облако.
     - И сделать ничего нельзя?
     - Если равновесие уже необратимо нарушено, то ничего. Если же еще  не
поздно, необходимо прекратить перекачивание.
     Сенатор кашлянул.
     - Прежде чем согласиться принять вас, молодой человек, я навел о  вас
справки, так как вы были  мне  неизвестны.  В  частности,  я  обратился  к
доктору Хэллему. Вы с ним знакомы, я полагаю?
     - Да, сэр, - голос Ламонта оставался  ровным,  хотя  уголки  его  губ
задергались. - Я с ним очень хорошо знаком.
     - Он ответил мне, - продолжал сенатор, покосившись на листок  у  себя
под рукой, - что вы безмозглый склочник, страдающий явным помешательством,
и что он самым решительным образом требует, чтобы я вас ни в  коем  случае
не принимал.
     Ламонт сказал, стараясь сохранить хладнокровие:
     - Это его слова, сэр?
     - Его собственные.
     - Так почему же вы меня приняли, сэр?
     - При обычных обстоятельствах, получи я от Хэллема такой отзыв, я  бы

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.