Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прошло десять лет. Он тогда был  прав,  абсолютно  прав,  а  Хэллем  молол
чепуху, и дальнейшее развитие событий показало это достаточно ясно. И  тем
не менее Бэрт был тогда публично отшлепан и  в  результате  чуть  было  не
проиграл на выборах.
     Бэрт кивнул, словно отвечая на свои мысли.  Ради  благой  цели  можно
рискнуть  местом  сенатора,  но  не  вторичным  унижением.  Он   позвонил,
приглашая следующего посетителя, и поднялся  ему  навстречу  со  спокойной
приветливой улыбкой.



                                    8

     Если бы Ламонт еще верил, что его научная карьера все-таки не  совсем
кончена, он, возможно, не решился бы на свой следующий шаг. Джошуа Чен был
сомнительной  фигурой,  и  всякий,  кто  прибегал  к  его  помощи,  сильно
компрометировал   себя   в   глазах   властей   предержащих.    Чен    был
бунтарем-одиночкой, который,  однако,  заставлял  прислушиваться  к  себе:
во-первых, потому, что вкладывал в каждую свою кампанию неистовую энергию,
а во-вторых, потому что  сумел  превратить  свою  организацию  в  силу,  с
которой  нельзя  было  не  считаться,  -  политический  талант,   которому
завидовало немало видных общественных деятелей.
     Быстрота, с какой Электронный Насос вытеснил  прежние  энергетические
источники,  в  определенной  степени  объяснялась  именно  его   усилиями.
Достоинства Электронного Насоса были ясны и очевидны (что может быть яснее
абсолютной  дешевизны  и  очевиднее  отсутствия  какого  бы  то  ни   было
загрязнения окружающей среды?), и все-таки, если бы не Джошуа Чен, те, кто
предпочитал атомную энергию просто в силу ее привычности, могли бы  дольше
сопротивляться такому новшеству.
     Да, когда Чен начинал бить в свои барабаны, к нему прислушивались.
     И вот он сидит перед Ламонтом  -  круглолицый,  с  широкими  скулами,
унаследованными от деда-китайца.
     Чен спросил:
     - Я хотел бы знать совершенно точно - вы выступаете только от  своего
имени?
     - Да, - напряженно ответил Ламонт. -  Хэллем  меня  не  поддерживает.
Честно говоря, Хэллем утверждает, что я сумасшедший. А вам,  чтобы  начать
действовать, нужно одобрение Хэллема?
     - Я ни в чьем одобрении не нуждаюсь, - ответил Чен с вполне  понятным
высокомерием. Он задумался, а затем спросил:
     -  Так  вы  говорите,  что  в  техническом  отношении  паралюди   нас
опередили?
     Ламонт стал теперь осторожнее и старательно избегал слова "развитие".
"Опередили в техническом отношении" звучало не так вызывающе,  а  означало
практически то же самое.
     - Это следует хотя бы из того, -  ответил  он,  -  что  они  способны
пересылать вещество из одной вселенной в другую, а мы этого еще не умеем.
     - В таком случае, если Насос опасен, зачем они установили его у себя?
И почему продолжают им пользоваться?
     Ламонт стал осторожнее не только в выборе слов. Он мог бы,  например,
ответить, что Чен не первый задает ему этот вопрос. Но он ничем  не  выдал
досадливого нетерпения, которое могло бы  показаться  обидным,  и  ответил
спокойно:
     - Вероятно, вначале они, так же как и  мы,  видели  в  Насосе  только
безопасный источник энергии. Но у меня есть основания считать, что  теперь
он внушает им такую же тревогу, как и мне.
     - Но  ведь  это  опять-таки  только  ваше  мнение.  Никаких  реальных
свидетельств, подкрепляющих его, нет.
     - Да, пока я таких свидетельств представить еще не могу.
     - А одного вашего слова мало.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.