Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

прошло десять лет. Он тогда был  прав,  абсолютно  прав,  а  Хэллем  молол
чепуху, и дальнейшее развитие событий показало это достаточно ясно. И  тем
не менее Бэрт был тогда публично отшлепан и  в  результате  чуть  было  не
проиграл на выборах.
     Бэрт кивнул, словно отвечая на свои мысли.  Ради  благой  цели  можно
рискнуть  местом  сенатора,  но  не  вторичным  унижением.  Он   позвонил,
приглашая следующего посетителя, и поднялся  ему  навстречу  со  спокойной
приветливой улыбкой.



                                    8

     Если бы Ламонт еще верил, что его научная карьера все-таки не  совсем
кончена, он, возможно, не решился бы на свой следующий шаг. Джошуа Чен был
сомнительной  фигурой,  и  всякий,  кто  прибегал  к  его  помощи,  сильно
компрометировал   себя   в   глазах   властей   предержащих.    Чен    был
бунтарем-одиночкой, который,  однако,  заставлял  прислушиваться  к  себе:
во-первых, потому, что вкладывал в каждую свою кампанию неистовую энергию,
а во-вторых, потому что  сумел  превратить  свою  организацию  в  силу,  с
которой  нельзя  было  не  считаться,  -  политический  талант,   которому
завидовало немало видных общественных деятелей.
     Быстрота, с какой Электронный Насос вытеснил  прежние  энергетические
источники,  в  определенной  степени  объяснялась  именно  его   усилиями.
Достоинства Электронного Насоса были ясны и очевидны (что может быть яснее
абсолютной  дешевизны  и  очевиднее  отсутствия  какого  бы  то  ни   было
загрязнения окружающей среды?), и все-таки, если бы не Джошуа Чен, те, кто
предпочитал атомную энергию просто в силу ее привычности, могли бы  дольше
сопротивляться такому новшеству.
     Да, когда Чен начинал бить в свои барабаны, к нему прислушивались.
     И вот он сидит перед Ламонтом  -  круглолицый,  с  широкими  скулами,
унаследованными от деда-китайца.
     Чен спросил:
     - Я хотел бы знать совершенно точно - вы выступаете только от  своего
имени?
     - Да, - напряженно ответил Ламонт. -  Хэллем  меня  не  поддерживает.
Честно говоря, Хэллем утверждает, что я сумасшедший. А вам,  чтобы  начать
действовать, нужно одобрение Хэллема?
     - Я ни в чьем одобрении не нуждаюсь, - ответил Чен с вполне  понятным
высокомерием. Он задумался, а затем спросил:
     -  Так  вы  говорите,  что  в  техническом  отношении  паралюди   нас
опередили?
     Ламонт стал теперь осторожнее и старательно избегал слова "развитие".
"Опередили в техническом отношении" звучало не так вызывающе,  а  означало
практически то же самое.
     - Это следует хотя бы из того, -  ответил  он,  -  что  они  способны
пересылать вещество из одной вселенной в другую, а мы этого еще не умеем.
     - В таком случае, если Насос опасен, зачем они установили его у себя?
И почему продолжают им пользоваться?
     Ламонт стал осторожнее не только в выборе слов. Он мог бы,  например,
ответить, что Чен не первый задает ему этот вопрос. Но он ничем  не  выдал
досадливого нетерпения, которое могло бы  показаться  обидным,  и  ответил
спокойно:
     - Вероятно, вначале они, так же как и  мы,  видели  в  Насосе  только
безопасный источник энергии. Но у меня есть основания считать, что  теперь
он внушает им такую же тревогу, как и мне.
     - Но  ведь  это  опять-таки  только  ваше  мнение.  Никаких  реальных
свидетельств, подкрепляющих его, нет.
     - Да, пока я таких свидетельств представить еще не могу.
     - А одного вашего слова мало.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.