Случайный афоризм
Научиться писать стихи нельзя. Ф.А.Абрамов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

даровой чистой и неиссякаемой  энергии.  Взгляните  на  дело  шире.  Насос
освобождает человечество от каждодневной борьбы за существование.  Впервые
оно  получило  возможность  посвятить  свою  коллективную  мысль   полному
развитию заложенного в нем потенциала. Например, несмотря  на  все  успехи
медицины за последние два  с  половиной  века,  средняя  продолжительность
человеческой жизни лишь немного превышает  сто  лет.  А  ведь  геронтологи
вновь и вновь повторяют, что теоретически бессмертие  вполне  достижимо  -
однако этой проблеме пока не уделяется достаточно внимания.
     - Бессмертие! - гневно перебил Ламонт. - Это же мыльный пузырь!
     - Вы, бесспорно, специалист по мыльным пузырям, профессор, -  ответил
Чен. - Тем не менее я намерен добиваться принятия  программы  исследований
по проблемам бессмертия. Но она окажется  неосуществимой,  если  перекачка
будет остановлена. Тогда нам  придется  вернуться  к  дорогой  энергии,  к
скудной энергии, к грязной  энергии.  И  людям,  населяющим  Землю,  вновь
придется думать только о том, как бы прожить завтрашний день,  а  мечта  о
бессмертии действительно останется мыльным пузырем.
     - Это-то будет в любом случае. Какое уж тут бессмертие,  когда  никто
из нас не проживет даже и нормального срока своей жизни!
     - Ну, ведь это только ваше предположение.
     Ламонт взвесил все "за" и "против" и решил рискнуть:
     - Мистер Чен, в начале нашего разговора я упомянул, что по  некоторым
причинам мне не хотелось бы  касаться  того,  почему  я  считаю  возможным
судить о настроении паралюдей. Но, пожалуй,  без  этого  не  обойтись.  Мы
получили от них фольгу с символами.
     - Да, я знаю. Но разве вы способны их понять?
     - Мы получили слово, составленное из наших букв.
     Чен сдвинул брови, потом сунул руки в карманы, вытянул короткие  ноги
и откинулся на спину стула.
     - Какое же?
     - "Страх"!
     (Ламонт не счел нужным сообщать об ошибке в последней букве.)
     - Страх... - повторил Чен. - И как же вы это толкуете?
     - По-моему, ясно, что перекачка вызывает у них серьезные опасения.
     - Ничего подобного. Что им мешает в  этом  случае  просто  остановить
Насос? Я думаю, они действительно боятся - но того,  что  Насос  остановим
мы. Они уловили ваше намерение,  а  если  мы  последуем  вашему  совету  и
остановим Насос, им также придется его остановить. Вы  же  сами  говорили,
что продолжать перекачку без нас они не смогут.  Эта  палка  ведь  о  двух
концах. И неудивительно, если они боятся.
     Ламонт ничего не ответил.
     - Как видно, вам такое объяснение в голову  не  приходило,  -  сказал
Чен. - Ну, в таком случае мы начнем борьбу  с  бессмертием.  Мне  кажется,
подобная кампания будет более популярной.
     - Популярной... - медленно повторил Ламонт. - Я ведь не знал, что для
вас важно. Сколько вам лет, мистер Чен?
     Чен вдруг замигал и отвернулся. Он быстро  встал  и,  сжимая  кулаки,
поспешно вышел из комнаты.
     Позже  Ламонт  заглянул  в  биографический  справочник.   Чену   было
шестьдесят лет, а его отец умер в шестьдесят два года. Но какое это  имело
значение!



                                    9

     - Судя по твоему лицу, тебе опять не повезло, - сказал Броновский.
     Ламонт сидел в лаборатории, уставившись на  носки  своих  ботинок,  и
думал о том, что они сильно поцарапаны. Он кивнул.
     - Да.
     - И великий Чен тоже не стал тебя слушать?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.