Случайный афоризм
Отвратительно, когда писатель говорит, пишет о том, чего он не пережил. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Потому что он требует значительной энергии. Дуа, образование детской почки
продолжается очень долго, и ведь почка далеко не  всегда  завязывается.  А
условия непрерывно ухудшаются... И  не  только  для  нас",  -  добавил  он
поспешно.
     "Ухудшаются?" - тревожно переспросил Тритт. Но Ун  больше  ничего  не
сказал.
     Со временем  они  взрастили  ребенка  -  крошку-рационала,  левульку,
который так клубился и разрежался, что все трое прямо мерцали от умиления,
и даже Ун брал его в ладони  и  позволял  ему  менять  форму,  пока  Тритт
наконец не вмешивался и не отбирал малыша. Ведь именно Тритт хранил его  в
своей  инкубаторной  сумке  весь  период  формирования.   От   Тритта   он
отпочковался, когда обрел самостоятельность.  И  Тритт  же  продолжал  его
опекать.
     После рождения крошки-левого Тритт начал бывать с ними гораздо  реже.
И Дуа  радовалась,  не  вполне  понимая,  почему.  Одержимость  Тритта  ее
раздражала, но одержимость Уна, как ни странно, была ей приятна.  Она  все
более четко ощущала его... его важность. В рационалах было  что-то  такое,
что давало им возможность отвечать на вопросы, а  ей  все  время  хотелось
спрашивать его то об одном, то о другом. И  она  скоро  заметила,  что  он
отвечает охотнее, когда Тритта нет рядом.
     "Но почему это занимает столько  времени,  Ун?  Мы  синтезируемся,  а
потом не знаем, что происходило в течение нескольких  суток.  Мне  это  не
нравится".
     "Ведь нам ничего не грозит, Дуа, - убеждал ее Ун. - Подумай сама -  с
нами же никогда ничего не случалось, верно? И ты ни разу не слышала, чтобы
с какой-нибудь другой триадой случилось несчастье, верно? Да и вообще тебе
не следует задавать вопросов".
     "Потому что я эмоциональ? Потому что другие  эмоционали  вопросов  не
задают? Ну так, если хочешь знать, я других эмоционалей терпеть не могу. А
вопросы задавать буду!"
     Она четко ощущала, что Ун смотрит на нее так, словно в жизни не видел
никого прекраснее, и из чистого кокетства начала чуточку  разреживаться  -
самую чуточку.
     Ун сказал:
     "Но ты ведь вряд ли сумеешь понять, Дуа.  Для  того  чтобы  вспыхнула
новая искра жизни, требуется огромное количество энергии".
     "Вот ты всегда говоришь про энергию. А что  это  такое?  Объясни,  но
поточнее".
     "Ну, это то, что мы едим".
     "А почему же ты тогда не скажешь просто-"пища "?"
     "Потому что пища и энергия - не  совсем  одно  и  то  же.  Наша  пища
поступает от Солнца - это один вид энергии. Но существуют и  другие  виды,
которые в пищу не годятся. Когда мы  едим,  мы  расстилаемся  и  поглощаем
свет.  Для  эмоционалей  это  особенно  трудно,  потому  что   они   очень
прозрачные. То есть свет проходит сквозь них и не поглощается".
     Как чудесно узнать, в чем тут дело, думала Дуа. Собственно,  она  все
это знала, но  не  знала  нужных  слов  -  умных  жестких  слов,  которыми
пользовался Ун. А благодаря им все,  что  происходило,  становилось  более
четким и осмысленным.
     Теперь, когда она стала взрослой и больше не боялась дразнилок, когда
ей выпала честь войти в триаду Уна,  Дуа  порой  присоединялась  к  другим
эмоционалям, стараясь не обращать внимания на болтовню и скученность. Ведь
время от времени ей все-таки хотелось поесть поплотнее, чем обычно,  да  и
синтез после этого проходил удачнее. К тому же она иногда почти  разделяла
блаженную  радость  остальных  эмоционалей,  улавливая  то   удовольствие,
которое они получали, выгибаясь  и  растягиваясь  под  солнечными  лучами,
томно утолщаясь и  сжимаясь,  чтобы  стать  как  можно  более  плотными  и
эффективнее поглощать теплоту.
     Но для Дуа вполне  достаточно  было  незначительной  доли  того,  что
поглощали другие, словно были не в силах насытиться. Они как-то по-особому

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.