Случайный афоризм
То, что по силам читателю, предоставь ему самому. Людвиг Витгенштейн
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

жадно подергивались, а Дуа этого не умела,  и  ей  становилось  невыносимо
наблюдать такое чудовищное обжорство.
     Так вот почему  рационалы  и  пестуны  столь  мало  задерживаются  на
поверхности. Их толщина позволяет  им  быстро  насытиться  и  вернуться  в
пещеры. Эмоционали же извиваются на солнце часами - ведь едят они  дольше,
а энергии им требуется больше (во всяком случае, для синтеза).
     Эмоциональ обеспечивает энергию, объяснял Ун (пульсируя так, что  его
сигналы стали почти невнятными), рационал - почку, а пестун - инкубаторную
сумку.
     После того, как Дуа узнала все это, ей стало понятней,  почему  Тритт
так злится, когда она спускается к ним по-прежнему прозрачная, а не матово
клубясь от пресыщения. Но почему, собственно, они должны быть  недовольны?
Разреженность,  которую  она  сохраняет,  только  придает  синтезу  особую
прелесть. Другие  триады,  должно  быть,  захлебываются  энергией,  просто
чавкают, но ведь и в легкости  и  воздушности,  конечно,  тоже  есть  свое
неповторимое   очарование.   И   ведь   крошка-левый    и    крошка-правый
отпочковались, как им и положено, разве нет?
     Но,  конечно,  крошка-эмоциональ,  сестра-серединка,  требовала  куда
больше энергии, и Дуа никак не могла накопить ее достаточно.
     Даже Ун начал заговаривать об этом:
     "Ты поглощаешь слишком мало солнечного света, Дуа".
     "Больше, чем нужно", - поспешно сказала Дуа.
     "Триада Гении только что отпочковала эмоциональ".
     Дуа недолюбливала  Гению.  Она  ее  никогда  не  любила.  Гения  была
дурочкой даже по нормам эмоционалей. И Дуа сказала высокомерно:
     "А,  так  значит,  она  этим  хвастает?  В  ней   нет   ни   малейшей
деликатности. Уж конечно, она шепчет всем, кто только  готов  слушать:  "Я
знаю, милочка, об этом вслух не говорят, но мой левник и мой  правник,  ты
только представь себе..." - Дуа воспроизвела трепетные  верещащие  сигналы
Гении с такой убийственной точностью, что Ун излучил веселость. И  тем  не
менее он сказал:
     "Пусть Гения пустышка, но она взрастила  эмоциональ,  и  Тритт  очень
расстроен. Мы образовали триаду раньше их..."
     Дуа отвернулась.
     "Я поглощаю столько солнца, сколько могу выдержать. Я  питаюсь,  пока
не теряю способности двигаться. Не понимаю, чего вы от меня хотите".
     "Не сердись, - сказал Ун. - Я обещал Тритту поговорить  с  тобой.  Он
думает, что ты меня послушаешься".
     "А, Тритт просто считает  странным,  что  ты  рассказываешь  мне  про
науку. Он не понимает... Или ты хотел бы, чтобы у вас была середина  такая
же, как в остальных триадах?"
     "Нет, - ответил Ун твердо. - Ты не похожа на других, и я этому рад. А
если тебя интересует наука, то позволь, я тебе еще кое-что объясню. Солнце
дает  теперь  меньше  пищи,  чем  в  древние  времена.  Световой   энергии
становится все меньше и впитывать ее приходится много дольше.  Рождаемость
снижается из века в век, и  население  мира  уменьшилось  по  сравнению  с
прошлым во много раз".
     "Я тут ничем помочь не могу!" - сердито сказала Дуа.
     "Зато Жесткие как будто могут. Их численность также сокращается..."
     "А они тоже  переходят?"  -  Дуа  вдруг  почувствовала,  что  это  ей
интересно. Почему-то ей всегда казалось, что Жесткие бессмертны - что  они
не рождаются и не умирают. Кто, например, хоть раз видел  крошку-Жесткого?
У них не бывает детей. Они не синтезируются. Они не едят.
     Ун ответил задумчиво:
     "Мне кажется, они переходят. Но о себе они со мной не  разговаривают.
Я даже не знаю точно, как они едят. Но есть они, конечно,  должны.  И  они
рождаются. Вот сейчас, например, среди них появился новый. Я  его  еще  не
видел...  Ну,  да  дело  не  в  этом.  Видишь  ли,  они  пытаются  создать
искусственную пищу..."
     "Знаю, - сказала Дуа. - Я ее пробовала".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.