Случайный афоризм
Писать - значит расшатывать смысл мира, ставить смысл мира под косвенный вопрос, на который писатель не дает последнего ответа. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

спросила у своего левого брата, который был гораздо старше ее,  что  такое
"олевелая эм". Он замкнулся в себе, смутился  -  смущение  она  восприняла
очень четко - и пробормотал: "Не знаю", хотя ей  было  ясно,  что  он  это
прекрасно знает.
     Поразмыслив, она пошла к своему пестуну и спросила: "Я  олевелая  эм,
папочка?"
     Он сказал: "А кто тебя так назвал, Дуа? Не надо  повторять  нехорошие
слова".
     Она обвилась вокруг его ближнего уголка, немножко подумала и сказала:
     "А это очень нехорошо?"
     "С возрастом у тебя это пройдет", - сказал он и  выпятился  так,  что
она начала раскачиваться и вибрировать. Она всегда очень любила эту  игру,
но на этот раз ей не захотелось играть -  ведь  нетрудно  было  догадаться
что, в сущности, он ничего не ответил. Она заструилась  прочь,  раздумывая
над его словами. "С возрастом у тебя это пройдет". Значит,  сейчас  у  нее
"это" есть. Но что "это"?
     Даже тогда у нее не было  настоящих  подруг  среди  эмоционалей.  Они
любили  перешептываться  и  хихикать,  а  она  предпочитала  струиться  по
каменным обломкам, которые нравились ей своей зазубренностью. Но некоторые
из ее сверстниц-середин относились к ней без  враждебности  и  не  так  ее
раздражали. Например, Дораль. Она была, конечно, не  умнее  остальных,  но
зато от ее болтовни иногда становилось  весело.  (Дораль,  когда  выросла,
вошла в триаду с правым братом  Дуа  и  очень  молодым  левым  из  другого
пещерного комплекса - этот левый показался  Дуа  не  слишком  симпатичным.
Затем Дораль взрастила крошку-левого и почти сразу же - крошку-правого,  а
за ними  через  короткий  промежуток  последовала  крошка-серединка.  Сама
Дораль стала теперь такой плотной, что казалось, будто  в  их  триаде  два
пестуна, и Дуа не понимала, как они вообще могут синтезироваться. И тем не
менее Тритт все  чаще  многозначительно  говорил  при  ней  о  том,  какую
замечательную триаду помогла создать Дораль.)
     Как-то, когда они с Доралью сидели вдвоем, Дуа шепнула:
     "Дораль, а ты не знаешь, что такое олевелая эм?"
     Дораль захихикала, собралась в комок, словно стараясь стать как можно
незаметнее, и ответила: "Это эмоциональ, которая держится точно  рационал.
Ну,  знаешь,  как  левый.  Поняла?  "Олевелая  эм"  -  это  значит  "левая
эмоциональ". Поняла?"
     Разумеется,  Дуа  поняла.  Стоило  немножко  подумать,  и  это  стало
очевидным. Она бы и сама разобралась, если бы могла  вообразить  подобное.
Она спросила:
     "А ты откуда знаешь?"
     "А мне говорили старшие эмоционали", - вещество Дорали заклубилось  и
Дуа почувствовала, что ей это почему-то неприятно.
     "Это неприлично!" - добавила Дораль.
     "Почему?"
     "Ну, потому что неприлично. Эмоционали  не  должны  вести  себя,  как
рационалы".
     Прежде Дуа вообще не задумывалась над такой возможностью,  но  теперь
она поразмыслила и спросила:
     "Почему не должны?"
     "А потому! И знаешь, что еще неприлично?"
     Дуа почувствовала невольное любопытство.
     "Что?"
     Дораль ничего не ответила, но внезапно часть ее резко  расширилась  и
задела Дуа,  которая  от  неожиданности  не  успела  втянуться.  Ей  стало
неприятно, она сжалась и сказала:
     "Не надо!"
     "А знаешь, что еще неприлично? Можно забраться в камень!"
     "Нет, нельзя", - заявила Дуа. Конечно, глупо было так говорить,  ведь
Дуа сама нередко забиралась во внешние слои камней, и ей это нравилось. Но
хихиканье Дорали так ее уязвило, что она почувствовала гадливость и тут же

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.