Случайный афоризм
Переведенное стихотворение должно показывать то же самое время, что и оригинал. Юлиан Тувим
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

ей это),  чему  способствовало  ее  нежелание  есть  как  следует  (о  чем
постоянно твердил Тритт).
     Случившееся доказывало степень ее разреженности  куда  весомее  любых
упреков правника. Ей стало стыдно, и она почувствовала жалость к Тритту.
     Но тут же испытала другой и  более  мучительный  стыд:  что  если  ее
обнаружат? Если кто-нибудь увидит, что взрослая эмоциональ...
     Вдруг какой-нибудь Жесткий задержится в этой  пещере  как  раз  в  ту
минуту... Нет, никакие силы не заставят ее  покинуть  камень,  если  будет
хоть малейшая опасность,  что  ее  заметят...  Но  сколько  времени  можно
оставаться в камне? И что произойдет, если ее обнаружат прямо в нем?
     В тот же миг она ощутила Жестких и тут же, сама не зная как,  поняла,
что они далеко.
     Она   помедлила,   стараясь   успокоится.   Камень,   окружавший    и
пронизывавший  ее,  придавал  какую-то  тусклость  ее  восприятию,  но  не
притуплял его. Наоборот, оно даже  обострилось.  Она  по-прежнему  ощущала
равномерное продвижение Тритта, уходящего все дальше и  дальше,  -  причем
так, словно он был рядом. И она воспринимала Жестких, хотя они  находились
через один пещерный комплекс от нее.  Она  их  словно  видела!  Каждого  в
отдельности, каждого на его месте.  Она  улавливала  малейшие  оттенки  их
вибрирующей речи и даже кое-что понимала!
     Никогда еще  она  не  воспринимала  с  такой  остротой.  Ей  даже  не
грезилось, что можно так воспринимать.
     А потому Дуа, хотя она и могла бы сейчас выбраться из  камня,  твердо
зная, что вокруг никого нет и никто ее не увидит, осталась там, где  была.
Ее удерживало удивление и еще тот странный  жаркий  восторг,  который  она
испытывала от процесса понимания. Ей хотелось продлить его.
     Ее восприимчивость достигла такой степени, что она даже осознала, чем
объясняется подобная чувствительность. По словам  Уна,  после  синтеза  он
начинал без труда разбираться  в  том,  что  прежде  казалось  недоступным
пониманию. Что-то в периоды синтеза невероятно повышало восприимчивость  -
поглощение и усвоение убыстрялись и усиливались.  Все  дело  тут  в  более
тесном расположении атомов, объяснил Ун.
     Правда, Дуа не знала, что такое "более тесное  расположение  атомов",
но одно было ясно: это состояние наступает при синтезе, а  разве  то,  что
происходит  с  ней  сейчас,  не  похоже  на  синтез?   Ведь   она   словно
синтезировалась с камнем.
     При  синтезе  триады  вся  совокупность  их   общей   восприимчивости
доставалась  Уну.  Благодаря  этому  рационал  расширял  свое   понимание,
сохраняя его и после окончания синтеза. Но  в  этом  подобии  синтеза  все
сознание принадлежит ей одной. Ведь тут нет никого, кроме нее и  камня.  И
значит, "более тесное расположение атомов" (так ведь?) служит только ей.
     Уж не потому ли камнеедство считается гадкой привычкой?  Потому,  что
оно уравнивает эмоционалей с рационалами? Или только она, Дуа, способна на
это благодаря своей разреженности (или, быть может, олевелости)?
     Но тут Дуа перестала размышлять и  только  воспринимала,  все  больше
увлекаясь.  Она  чувствовала,  что  Тритт  возвращается,  проходит   мимо,
удаляется - но ее сознание лишь машинально  зарегистрировало  все  это.  И
столь же машинально, даже не удивившись,  она  заметила,  что  из  Жестких
пещер той же дорогой уходит Ун. Она настроилась только на Жестких,  только
на них, и старалась как можно глубже и полнее улавливать смысл  того,  что
воспринимала.
     Дуа выбралась из камня лишь много времени спустя. И она уже больше не
боялась,   что   ее   могут   заметить:   ее   новая   восприимчивость   и
чувствительность служили надежной гарантией против этого.
     Она заструилась домой, поглощенная своими мыслями.



                                    3b


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.