Случайный афоризм
Сочинение стихов - это не работа, а состояние. Роберт Музиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вольфрам ли это и не подменили ли его, утратил всякое значение, и даже тот
факт, что загадочный металл по  всем  характеристикам  выглядел  изотопом,
которого не могло  быть,  отошел  на  задний  план.  Слишком  велико  было
изумление   перед   веществом,   которое    демонстрировало    нарастающую
радиоактивность, не подходившую ни под один  тип  радиоактивного  распада,
известный в то время.
     ...Некоторое время спустя Кантрович пробормотал:
     -  Надо  бы  его  рассредоточить.  Даже  небольшие  куски   неизбежно
испарятся или взорвутся, загрязнив полгорода. А может быть, и то и  другое
вместе.
     Поэтому вещество превратили в порошок, разделили на мельчайшие доли и
смешали с порошком обычного вольфрама, а когда  и  обычный  вольфрам  стал
радиоактивным, использовали графит, эффективное сечение  которого  гораздо
ниже.
     Менее чем через два месяца после того, как Хэллем заметил изменения в
колбе, Кантрович прислал в "Ядерное обозрение"  сообщение,  подписанное  и
Хэллемом в качестве соавтора,  об  открытии  плутония-186.  Таким  образом
доброе имя Трейси было восстановлено, но в сообщении не упомянуто - как не
упоминалось оно и впредь. С этой минуты хэллемовский вольфрам  начал  свой
стремительный путь к превращению в  благодетеля  человечества,  а  Денисон
ощутил первые симптомы процесса, который в конце концов  превратил  его  в
пустое место.
     Существование плутония-186 уже само по себе выглядело черт знает чем.
Но  первоначальная  устойчивость,  которая  затем  сменялась   нарастающей
радиоактивностью, была еще хуже.
     Для  рассмотрения  этой  проблемы   был   организован   семинар   под
председательством     Кантровича     -     обстоятельство,     исторически
небезынтересное, поскольку с тех пор любым сколько-нибудь представительным
собранием, которое было так  или  иначе  связано  с  Электронным  Насосом,
непременно руководил Хэллем. Во всяком случае, Кантрович умер пять месяцев
спустя  и  таким  образом  с  пути  Хэллема  исчез  единственный  человек,
обладавший достаточным престижем, чтобы удерживать его в тени.
     Семинар протекал на редкость бесплодно, пока Хэллем  не  возвестил  о
своем Великом Прозрении  -  однако  по  версии,  созданной  Ламонтом,  все
решилось во время перерыва  на  обед.  Именно  тогда  Макфарленд,  который
согласно официальной версии никаких исторических фраз не произносил  (хотя
на семинаре, несомненно, присутствовал), задумчиво сказал: "А знаете,  тут
следовало бы немножко пофантазировать. Что, если..."
     Он сказал это  Дидерику  ван  Клеменсу,  а  ван  Клеменс  записал  их
разговор в дневнике с помощью собственной стенографической системы. Но  он
умер задолго до того, как Ламонт начал  свое  расследование.  И  хотя  эти
беглые заметки полностью убедили молодого ученого, он тем не менее отдавал
себе отчет, что без  дополнительного  подтверждения  они  как  официальное
свидетельство не стоят ничего. К тому же не  было  никаких  доказательств,
что Хэллем слышал рассуждения Макфарленда. Ламонт готов  был  побиться  об
заклад хоть на миллион, что Хэллем в ту минуту находился где-то рядом,  но
его готовность юридической силы не имела.
     Но и сумей он это  доказать,  что  тогда?  Да,  непомерное  самолюбие
Хэллема будет задето, но его  положение  останется  неуязвимым.  Ведь  сам
собой напрашивается аргумент, что Макфарленд просто фантазировал  и  вовсе
не собирался  выдвигать  никакой  гипотезы.  Это  Хэллем  увидел  проблеск
истины. Это Хэллем не побоялся навлечь  на  себя  град  насмешек  и  смело
провозгласил свою теорию.  А  Макфарленд  вряд  ли  рискнул  бы  "немножко
пофантазировать" на трибуне.
     Ламонт,  правда,  мог  бы  возразить,  что  Макфарленду,   известному
ядерному физику, было что терять, а  вот  Хэллему,  молодому  радиохимику,
любые публичные бредни, касающиеся ядерной физики,  сошли  бы  с  рук  как
неспециалисту.
     Но что бы там ни было на самом деле, Хэллем, если верить  официальной
стенограмме, сказал следующее:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.