Случайный афоризм
Критиковать автора легко, но трудно его оценить. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     А он не знает как... И без синтезирования не сможет...



                                    4с

     Тритт остался в комнате один. Ему было страшно, так  страшно!  Но  он
твердо решил не показывать и вида.  Он  получил  свою  третью  крошку.  Он
чувствует ее в сумке. Вот сейчас.
     Только это и важно.
     Только это одно и важно.
     Но тогда почему же где-то в самой глубине  прячется  упрямое  смутное
ощущение, что важно не только это?



                                    5а

     Дуа испытывала нестерпимый стыд. Прошло очень много  времени,  прежде
чем ей, наконец, удалось справиться с собой настолько, чтобы  собраться  с
мыслями. Сначала она хотела только одного: уйти как  можно  дальше  и  как
можно скорее от пещеры,  которая  стала  для  нее  отвратительной.  И  она
мчалась, мчалась, сама не зная куда, не разбирая дороги, не замечая ничего
по сторонам.
     По ночам порядочные Мягкие не поднимаются на поверхность - на это  не
решится ни одна даже самая взбалмошная эмоциональ. А сейчас была  ночь.  И
Дуа с чем-то похожим на радость подумала, что Солнце взойдет еще не скоро.
Ведь Солнце означало пищу, а теперь - после того, что с ней сделали, - при
одной мысли о пище она ощущала ненависть и омерзение.
     На поверхности было холодно, но Дуа почти не замечала этого. Да и  ей
ли бояться холода, думала она, после того, как ее  раскормили,  чтобы  она
выполнила свое назначение - раскормили и тело,  и  сознание!  Нет,  теперь
голод и холод - ее единственные друзья.
     Тритта она видела насквозь. Бедняга, его так легко  понять!  Все  его
действия подчиняются только врожденным инстинктам, и он  даже  заслуживает
похвалы за мужество, с каким следовал велениям  этих  инстинктов.  Он  так
смело унес из Жестких пещер питательный шар (и она, она сама ощутила тогда
его присутствие и, конечно, поняла бы, что он  затеял,  но  только  Тритт,
ошеломленный  собственной  дерзостью,  совсем  перестал   думать.   А   ее
восприятие было притуплено - ведь ее тоже ошеломили дерзость того, что она
сделала, и новые ощущения, которые  ей  открылись.  Вот  почему  она,  как
выяснилось теперь, не заметила самого важного!).
     Тритт принес этот шар домой и соорудил нелепую  ловушку,  старательно
украсив кормильник, чтобы подманить ее. А она  вернулась,  остро  сознавая
свою разреженность, стыдясь ее, жалея Тритта. И от стыда, от  жалости  она
уступила, она поела... и помогла взрастить эмоциональ.
     После этого единственного раза она, как и прежде, ела  очень  мало  и
больше не пользовалась кормильником. У нее просто не было желания, а Тритт
не настаивал. У  него  был  довольный  вид  (еще  бы!),  и  она  перестала
чувствовать себя виноватой. А  питательный  шар  Тритт  так  и  оставил  в
тайнике. Он, наверное, побоялся отнести его обратно. Своего он добился,  и
проще было не трогать шар и поскорее забыть про его существование.
     ...Пока его не изобличили.
     Но умный Ун, разгадав план Тритта, конечно, заметил, что к электродам
что-то подключено, и, конечно, понял - зачем. Разумеется, Тритту он ничего
не сказал - ведь это только смутило бы и напугало бедного правника,  а  Ун
всегда заботливо оберегал Тритта от всех неприятностей.
     Да и зачем ему было что-то говорить? Он и без этого сумел сделать все
необходимое, чтобы глупая затея Тритта принесла нужные результаты.
     Пора отказаться от иллюзий и посмотреть правде в глаза. Она, конечно,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.