Случайный афоризм
Писатель - тот же священнослужитель. Томас Карлейль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     "Господа, мы зашли в тупик. А потому я намерен предложить гипотезу не
потому, что считаю ее заведомо верной, но потому лишь,  что  она  все-таки
менее нелепа, чем все, что  я  слышал  до  сих  пор...  Мы  имеем  дело  с
веществом, с плутонием сто восемьдесят шесть, которое согласно  физическим
законам нашей вселенной вообще существовать не может, а о том,  чтобы  оно
хоть на самое короткое время обрело устойчивость, и говорить, казалось бы,
нечего. Но раз оно бесспорно существует и было сперва  устойчивым,  отсюда
следует, что прежде оно, хотя бы какой-то срок, должно было  находиться  в
месте,  во  времени  или  в  условиях,  где  физические  законы  вселенной
действуют не так, как они  действуют  здесь  и  теперь.  Попросту  говоря,
вещество, которое мы изучаем, возникло вовсе не в  нашей  вселенной,  а  в
иной, альтернативной, параллельной вселенной - называйте ее, как хотите.
     Оказавшись здесь -  каким  образом  это  произошло,  я  объяснить  не
берусь, - оно некоторое время оставалось устойчивым,  как  я  предполагаю,
потому, что несло в себе законы своей вселенной. Тот факт, что  постепенно
оно стало радиоактивным и его радиоактивность  все  возрастает,  возможно,
означает, что оно медленно проникается законами нашей вселенной,  если  вы
позволите мне так выразиться.
     Я  хочу  напомнить,  что  одновременно  с  появлением  плутония   сто
восемьдесят  шесть  бесследно  исчезло  некоторое  количество   вольфрама,
состоявшего  из  нескольких  устойчивых  изотопов,  включая  вольфрам  сто
восемьдесят шесть. Возможно, этот  вольфрам  переместился  в  параллельную
вселенную. Ведь только логично предположить, что обмен массами  произвести
легче, чем осуществить одностороннее перемещение.
     Быть может, в параллельной вселенной вольфрам сто восемьдесят шесть -
такая же аномалия, как плутоний сто восемьдесят шесть у нас. Не исключено,
что и он вначале окажется устойчивым, а затем постепенно будет становиться
все более радиоактивным. И может послужить там  источником  энергии  точно
так же, как плутоний сто восемьдесят шесть здесь у нас".
     По-видимому, аудитория  онемела  от  удивления  -  во  всяком  случае
Хэллема как будто никто не перебивал, и он после вышеприведенной фразы сам
сделал паузу, то ли переводя дух, то ли дивясь собственной наглости.
     Тут кто-то из  зала  (предположительно  Антуан-Жером  Лапен,  хотя  в
протоколе это не отражено) спросил, верно  ли  он  понял  что,  по  мнению
профессора Хэллема, некие разумные существа  в  паравселенной  сознательно
произвели обмен, чтобы получить источник энергии. Вот  так  в  язык  вошло
выражение  "паравселенная",  возникшее,  судя  по  всему,  как  сокращение
сочетания "параллельная вселенная". По крайней мере до этого  момента  оно
нигде зарегистрировано не было.
     После некоторого молчания Хэллем, совсем уж закусив удила, объявил:
     "Да, я так считаю. И я считаю, кроме того, что практическую пользу из
подобного источника энергии можно извлечь, только если  наша  вселенная  и
паравселенная будут  работать  вместе,  каждая  у  своей  стороны  насоса,
перекачивая энергию от них к нам и от нас к ним и извлекая взаимную выгоду
из различий в физических законах, действующих там и здесь".
     Вот это и было сутью Великого Прозрения.
     Использовав термин "паравселенная", Хэллем тем  самым  его  присвоил.
Кроме того, он первым употребил в таком смысле слово  "насос"  (которое  с
тех пор писалось только с большой буквы).
     Официальная версия создает впечатление, будто гипотеза Хэллема  сразу
завоевала признание. Но это было не так.  Те  немногие,  кто  вообще  счел
нужным высказаться по ее поводу, в лучшем случае отозвались о  ней  как  о
любопытном предположении. А Кантрович не сказал ничего. Это была  решающая
минута в карьере Хэллема.
     Сам  Хэллем,  конечно,  не  мог  разработать  свою  гипотезу   ни   в
теоретическом, ни в практическом плане. Тут требовалась совместная  работа
многих ученых. И такие ученые нашлись. Однако вначале они избегали открыто
связывать свое имя с этой гипотезой, а потом было уже поздно: когда пришел
успех, широкая публика твердо  знала,  что  все  сделал  Хэллем  и  только
Хэллем. В глазах всего мира Хэллем и  только  Хэллем  открыл  таинственное

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.