Случайный афоризм
Всякий писатель может сказать: на безумие не способен, до здоровья не снисхожу, невротик есмь. Ролан Барт
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Она преподаст им всем хороший урок, а потом пусть делают с  ней,  что
хотят. Тогда она даже будет готова перейти... тогда, но не раньше!



                                    5b

     Ун   присутствовал   при   отпочковании   новой    крошки-эмоционали,
безупречной во всех отношениях, но  не  испытал  никакого  восторга.  Даже
Тритт, который заботился  о  ней  со  всем  пестунским  тщанием,  выглядел
каким-то притихшим.
     Миновало уже много дней, и Уну начинало  казаться,  что  Дуа  исчезла
навсегда. Нет, она не  перешла.  Мягкий  может  перейти  только  вместе  с
остальными двумя членами триады. Но с ними ее не было. Словно она перешла,
не переходя.
     С тех пор как  она  умчалась,  узнав,  что  помогла  взрастить  новую
крошку, он видел ее один раз. Всего один раз. И это было уже давно.
     Он тогда поднялся на поверхность в  нелепой  надежде  отыскать  ее  и
наткнулся   на   скопление   эмоционалей.   Они   захихикали    (рационал,
прогуливающийся возле скопления эмоционалей,  -  это  такая  редкость!)  и
кокетливо  истончились  (дуры!),  только  чтобы  продемонстрировать   свою
эмоциональность.
     Ун испытывал к ним брезгливое презрение, и  ни  один  из  его  ровных
изгибов даже не замерцал. Он сразу начал думать о Дуа -  о  том,  как  она
непохожа на них. Дуа никогда не истончалась просто так,  из  желания  быть
привлекательной, и потому была особенно привлекательна. И конечно, если бы
она принудила себя присоединиться к скоплению дурочек, ее сразу можно было
бы узнать потому, что она  не  только  не  истончилась  бы,  а,  наоборот,
уплотнилась - наперекор остальным.
     Ун обвел взглядом нежащихся на солнце эмоционалей и увидел, что  одна
из них действительно осталась плотной.
     Он повернулся и кинулся к ней, не обращая внимания  на  пронзительные
вопли остальных эмоционалей, которые шарахались от него, матово  клубились
и взвизгивали, опасаясь слипнуться  друг  с  другом,  -  что,  если  такое
случится на глазах у всех, да еще в присутствии чужого рационала!
     Это действительно была Дуа. Она не попыталась  скрыться,  а  спокойно
осталась на месте.
     "Дуа, - сказал он робко, - когда ты вернешься домой?"
     "У меня нет дома, Ун", - ответила  она.  Без  гнева,  без  ненависти,
отчего ему стало совсем страшно.
     "Дуа, как ты можешь сердиться  на  Тритта  за  его  поступок?  Ты  же
знаешь, что бедняга не умеет думать".
     "Но ты-то умеешь, Ун! И ты отвлекал мое сознание,  пока  он  старался
перекормить мое тело, ведь так? Твое умение думать подсказало тебе, что ты
скорее сумеешь поймать меня в ловушку, чем он".
     "Нет, Дуа! Нет!"
     "Что - нет?  Разве  ты  не  притворялся,  будто  хочешь  учить  меня,
делиться со мной знаниями?"
     "Да, но я не притворялся. Я на самом деле этого  хотел.  И  вовсе  не
из-за того, что устроил Тритт. Про его затею я ничего не знал".
     "Не верю!"
     Она неторопливо заструилась прочь. Он последовал за ней.  Теперь  они
были совсем одни среди багровых отблесков Солнца.
     Дуа повернулась к нему.
     "Разреши задать тебе один вопрос, Ун. Почему ты хотел учить меня?"
     "Потому что хотел. Потому что мне нравится учить, потому что это  мне
интереснее всего на свете. Не считая того, чтобы учиться самому, конечно".
     "И еще синтезироваться... Но неважно, -  добавила  она,  предупреждая
его возражения. - Не объясняй,  что  ты  имеешь  в  виду  сознание,  а  не
инстинкт. Если ты сказал правду, что тебе нравится учить, если я  все-таки

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.