Случайный афоризм
Нигде так сильно не ощущаешь тщетность людских надежд, как в публичной библиотеке. (Сэмюэл Джонсон)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1871 году родился(-лась) Александр Иванович Куприн


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

могу верить твоим словам, может быть, ты сумеешь понять  то,  что  я  тебе
сейчас скажу.
     С тех пор, как я рассталась с вами, Ун, я узнала очень  много.  Каким
образом - не имеет значения. Но это так.  И  я  теперь  эмоциональ  только
физически. А во всем,  что  по-настоящему  важно,  я  рационал,  хотя  мне
хотелось бы верить, что чувствовать я умею лучше остальных  рационалов.  И
среди многого другого, Ун, я узнала, что мы такое - и ты, и я, и Тритт,  и
все прочие триады на планете. Я узнала, что мы такое и чем были всегда".
     "А именно?" - спросил  Ун.  Он  был  готов  покорно  слушать  столько
времени, сколько ей захочется, лишь бы она потом вернулась с ним домой. Он
вытерпит любое испытание, сделает все, что от него может потребоваться. Но
она должна вернуться... и что-то неясное, смутное  внутри  него  говорило,
что вернуться она должна добровольно.
     "Что мы такое, Ун? Да, в сущности, ничего, - ответила она равнодушным
голосом, почти со смехом. - Странно, правда? Жесткие  -  единственный  вид
по-настоящему живых существ на планете. Разве они тебя этому не учили? Да,
по-настоящему живы только они одни, потому что и ты, и я, и все  Мягкие  -
не живые существа. Мы - машины, Ун. Это  так,  и  потому-то  живыми  можно
назвать только Жестких. Неужели они тебя этому не учили, Ун?"
     "Дуа, это вздор", - ошеломленно пробормотал Ун.
     Голос Дуа стал более резким.
     "Да, машины, Ун! Машины, которые Жесткие сначала  собирают,  а  потом
уничтожают. Живут только они - Жесткие. Только они. Про это они  почти  не
разговаривают. Зачем? Они ведь и так знают. Но я научилась думать,  Ун,  и
вывела правду из отдельных намеков. Они  живут  чрезвычайно  долго,  но  в
конце концов все же умирают. Теперь они уже не в состоянии иметь  детей  -
Солнце дает для этого слишком мало энергии.  И  хотя  умирают  они  редко,
детей у них нет, и их число очень медленно, но сокращается. И  у  них  нет
молодежи, которая создавала бы новое, порождала бы новые мысли,  а  потому
старые, живущие долго-долго Жесткие  томятся  от  скуки.  И  что  же  они,
по-твоему, делают, Ун?"
     "Что?" - невольно  спросил  Ун  с  ужасом,  к  которому  примешивался
виноватый интерес.
     "Они конструируют механических детей, которых можно учить. Ты же  сам
сказал, что тебе ничего не надо - только учить и учиться самому  и,  может
быть, еще синтезироваться. Рационалы созданы по образу  сознания  Жестких.
Жесткие не синтезируются, учиться самим им очень трудно, потому что они  и
так уже знают невероятно много. Так какое  же  удовольствие  им  остается?
Только учить. И рационалы создаются лишь для одной цели - чтобы  их  можно
было  учить.  Эмоционали  и  пестуны  создаются  как   необходимые   части
самовозобновляющихся машин, которые изготовляют новых рационалов. А  новые
рационалы требуются постоянно, потому  что  старые  становятся  ненужными,
едва их научат всему, чему можно научить. Когда старые рационалы вбирают в
себя все, что могут, они уничтожаются, но их позаботились заранее  утешить
сказочкой о том, будто они "переходят". И с  ними,  разумеется,  переходят
эмоционали и пестуны. Ведь после того, как  они  способствовали  появлению
материала для новой триады, от них больше нет никакой пользы".
     "Дуа, это невероятно", - с трудом выговорил Ун.
     У него не было доводов, чтобы опровергнуть ее бредовую систему, но он
был неколебимо убежден, что она ошибается. Однако где-то глубоко внутри он
ощутил щемящее сомнение: а вдруг это убеждение просто привито ему? Нет, не
может быть. Ведь тогда бы и Дуа носила в себе такое  же  убеждение...  Или
она  потому  и  отличается  от  других  эмоционалей,   что  ее  изготовили
небрежно?.. О чем он думает! Нет, он такой же сумасшедший, как она.
     "Ты как будто взволнован, Ун. Так ли уж ты абсолютно  уверен,  что  я
ошибаюсь? Ну конечно, теперь у них есть Позитронный  Насос,  и  они  будут
получать столько энергии, сколько им может потребоваться. Если не  сейчас,
так в недалеком будущем. Скоро у них опять  появятся  дети.  Если  уже  не
появились.   Надобность   в  Мягких   машинах  отпадет,  и  мы  все  будем
уничтожены... Ах, прошу прощения! Мы все перейдем".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.