Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

могу верить твоим словам, может быть, ты сумеешь понять  то,  что  я  тебе
сейчас скажу.
     С тех пор, как я рассталась с вами, Ун, я узнала очень  много.  Каким
образом - не имеет значения. Но это так.  И  я  теперь  эмоциональ  только
физически. А во всем,  что  по-настоящему  важно,  я  рационал,  хотя  мне
хотелось бы верить, что чувствовать я умею лучше остальных  рационалов.  И
среди многого другого, Ун, я узнала, что мы такое - и ты, и я, и Тритт,  и
все прочие триады на планете. Я узнала, что мы такое и чем были всегда".
     "А именно?" - спросил  Ун.  Он  был  готов  покорно  слушать  столько
времени, сколько ей захочется, лишь бы она потом вернулась с ним домой. Он
вытерпит любое испытание, сделает все, что от него может потребоваться. Но
она должна вернуться... и что-то неясное, смутное  внутри  него  говорило,
что вернуться она должна добровольно.
     "Что мы такое, Ун? Да, в сущности, ничего, - ответила она равнодушным
голосом, почти со смехом. - Странно, правда? Жесткие  -  единственный  вид
по-настоящему живых существ на планете. Разве они тебя этому не учили? Да,
по-настоящему живы только они одни, потому что и ты, и я, и все  Мягкие  -
не живые существа. Мы - машины, Ун. Это  так,  и  потому-то  живыми  можно
назвать только Жестких. Неужели они тебя этому не учили, Ун?"
     "Дуа, это вздор", - ошеломленно пробормотал Ун.
     Голос Дуа стал более резким.
     "Да, машины, Ун! Машины, которые Жесткие сначала  собирают,  а  потом
уничтожают. Живут только они - Жесткие. Только они. Про это они  почти  не
разговаривают. Зачем? Они ведь и так знают. Но я научилась думать,  Ун,  и
вывела правду из отдельных намеков. Они  живут  чрезвычайно  долго,  но  в
конце концов все же умирают. Теперь они уже не в состоянии иметь  детей  -
Солнце дает для этого слишком мало энергии.  И  хотя  умирают  они  редко,
детей у них нет, и их число очень медленно, но сокращается. И  у  них  нет
молодежи, которая создавала бы новое, порождала бы новые мысли,  а  потому
старые, живущие долго-долго Жесткие  томятся  от  скуки.  И  что  же  они,
по-твоему, делают, Ун?"
     "Что?" - невольно  спросил  Ун  с  ужасом,  к  которому  примешивался
виноватый интерес.
     "Они конструируют механических детей, которых можно учить. Ты же  сам
сказал, что тебе ничего не надо - только учить и учиться самому  и,  может
быть, еще синтезироваться. Рационалы созданы по образу  сознания  Жестких.
Жесткие не синтезируются, учиться самим им очень трудно, потому что они  и
так уже знают невероятно много. Так какое  же  удовольствие  им  остается?
Только учить. И рационалы создаются лишь для одной цели - чтобы  их  можно
было  учить.  Эмоционали  и  пестуны  создаются  как   необходимые   части
самовозобновляющихся машин, которые изготовляют новых рационалов. А  новые
рационалы требуются постоянно, потому  что  старые  становятся  ненужными,
едва их научат всему, чему можно научить. Когда старые рационалы вбирают в
себя все, что могут, они уничтожаются, но их позаботились заранее  утешить
сказочкой о том, будто они "переходят". И с  ними,  разумеется,  переходят
эмоционали и пестуны. Ведь после того, как  они  способствовали  появлению
материала для новой триады, от них больше нет никакой пользы".
     "Дуа, это невероятно", - с трудом выговорил Ун.
     У него не было доводов, чтобы опровергнуть ее бредовую систему, но он
был неколебимо убежден, что она ошибается. Однако где-то глубоко внутри он
ощутил щемящее сомнение: а вдруг это убеждение просто привито ему? Нет, не
может быть. Ведь тогда бы и Дуа носила в себе такое  же  убеждение...  Или
она  потому  и  отличается  от  других  эмоционалей,   что  ее  изготовили
небрежно?.. О чем он думает! Нет, он такой же сумасшедший, как она.
     "Ты как будто взволнован, Ун. Так ли уж ты абсолютно  уверен,  что  я
ошибаюсь? Ну конечно, теперь у них есть Позитронный  Насос,  и  они  будут
получать столько энергии, сколько им может потребоваться. Если не  сейчас,
так в недалеком будущем. Скоро у них опять  появятся  дети.  Если  уже  не
появились.   Надобность   в  Мягких   машинах  отпадет,  и  мы  все  будем
уничтожены... Ах, прошу прощения! Мы все перейдем".

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.