Случайный афоризм
Пишущему лучше недоговорить, чем сказать лишнее. Во всяком случае никакой болтовни. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     "Нет, Дуа! - категорически сказал Ун, стараясь образумить не  столько
ее, сколько себя. - Не знаю, откуда ты набралась этих идей, но  Жесткие  -
не такие. Нас не уничтожают".
     "Не обманывай себя, Ун. Они  именно  такие.  Ради  своей  пользы  они
готовы уничтожить мир тех людей - целую вселенную, если  понадобится.  Так
неужели они поколеблются уничтожить горстку Мягких, которые им  не  нужны?
Но они допустили один просчет.  Каким-то  образом  произошла  путаница,  и
сознание рационала попало в тело эмоционали. Я ведь  "олевелая  эм",  тебе
это известно? Меня так дразнили в детстве. Но  я  действительно  "олевелая
эм". Я способна мыслить, как  рационал,  и  я  способна  чувствовать,  как
эмоциональ. И  я  воспользуюсь  своими  особенностями,  чтобы  бороться  с
Жесткими".
     Ун не знал, что делать. Конечно, Дуа обезумела, но сказать ей об этом
он не решался. Ее необходимо уговорить, чтобы  она  вернулась  с  ним.  Он
сказал убежденно:
     "Дуа, когда мы переходим, нас не уничтожают".
     "Да? Ну, а что же случается?"
     "Я...  Я  не  знаю.  По-моему,  мы  переходим  в  другой  мир,  более
прекрасный и счастливый, и становимся... становимся...  Ну,  много  лучше,
чем мы сейчас".
     Дуа рассмеялась.
     "Где ты это слышал? Это тебе Жесткие рассказали?"
     "Нет, Дуа. В этом меня убеждают мои собственные мысли. Я очень  много
думал после того, как ты нас покинула".
     "Ну, так думай меньше и не будешь так глуп, - сказала Дуа.  -  Бедный
Ун! Прощай же".
     И она заструилась  прочь,  совсем  разреженная.  Она  казалась  очень
усталой.
     "Подожди, Дуа! - крикнул Ун ей вслед. - Неужели ты не хочешь  увидеть
свою крошку-серединку?"
     Она не ответила.
     "Когда ты вернешься домой?"
     Она продолжала молчать.
     Он не стал ее  преследовать  и  только  с  тоской  смотрел,  как  она
исчезает вдали.
     Ун не сказал Тритту о том, что встретил Дуа. Зачем? Больше с тех  пор
он ее не видел. Он завел привычку  бродить  возле  тех  мест,  где  любили
питаться эмоционали, и  отправлялся  туда  снова  и  снова,  хотя  нередко
замечал, что вслед за ним на поверхность выбираются пестуны  и  глядят  на
него с тупым подозрением. (По  сравнению  с  большинством  пестунов  Тритт
казался интеллектуальным гигантом.)
     Отсутствие Дуа  с  каждым  днем  отзывалось  внутри  него  все  более
мучительно.  И  с  каждым  проходящим  днем  внутри  него   рос   странный
безотчетный страх, как-то связанный с ее отсутствием. Но в  чем  тут  было
дело, он не понимал.
     Как-то, вернувшись в пещеру, он застал там Лостена, который дожидался
его. Лостен вежливо и внимательно слушал  Тритта,  который  показывал  ему
новую крошку,  всячески  стараясь,  чтобы  этот  легкий  клочок  дымки  не
прикоснулся к Жесткому.
     - Да, она прелестна, Тритт, - сказал Лостен. - Так ее зовут Дерала?
     - Дерола, - поправил Тритт. - Я не знаю, когда вернется Ун. Он теперь
всегда где-то бродит...
     - Я здесь, Лостен, - торопливо сказал Ун. - Тритт, унеси крошку, будь
так добр.
     Тритт унес Деролу, а Лостен с явным облегчением  обернулся  к  Уну  и
сказал:
     - Вероятно, ты очень счастлив, что  триада  завершена.  Ун  попытался
что-то вежливо ответить, но ничего не придумал и продолжал уныло  молчать.
Одно время он чувствовал, что между ним и Жесткими  возникло  нечто  вроде
дружбы, он ощущал себя в чем-то равным им и разговаривал с ними свободно и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.