Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

НАСОС.
     Больше у нее не было сил. Ее терзала  свирепая  боль.  Она  поместила
метки туда, откуда они должны были попасть в ту  вселенную,  но  не  стала
ждать, чтобы Жесткие переслали их, сами того не подозревая. В глазах у нее
мутилось, она чувствовала, что энергии в ней нет больше совсем, и все-таки
повернула рукоятки, как это делали Жесткие.
     Металл исчез, а  с  ним  и  пещера,  вдруг  заполнившаяся  фиолетовым
мерцанием, которое туманило мысли. Она... переходит... от истощения...
     Ун... Тритт...



                                    6b

     И Ун появился. Он никогда еще не струился с  такой  стремительностью.
Вначале он полагался на восприимчивость Тритта, обострившуюся с появлением
новой крошки, но, когда расстояние сократилось, его  более  тупые  чувства
тоже начали улавливать близость Дуа. Он уже  сам  воспринимал  прерывистые
угасающие вспышки ее сознания и рвался вперед, а Тритт как мог поспевал за
ним, задыхаясь и вскрикивая:
     - Скорее! Скорее! Ун нашел ее в глубоком обмороке. Жизнь  в  ней  еле
теплилась, и она стала совсем крошечной -  он  даже  не  представлял,  что
взрослая эмоциональ может так уменьшиться.
     - Тритт, - распорядился он. -  Неси  сюда  аккумулятор.  Нет-нет!  Не
трогай ее. Она так истончилась, что ее нельзя нести. Если она погрузится в
пол...
     В пещеру входили Жесткие. Конечно, они опоздали - ведь они неспособны
воспринимать на расстоянии другие существа. Нет, без него и Тритта они  не
успели бы спасти ее. И она не перешла бы! Нет, она  по-настоящему  погибла
бы... и... с ней погибло бы нечто неимоверно важное, о  чем  она  даже  не
подозревала.
     Теперь она медленно впитывала консервированную энергию и с нею жизнь,
а Жесткие молча стояли возле них.
     Ун  поднялся  -  новый  Ун,  который  совершенно  точно   знал,   что
происходит. Сердитым жестом он властно  отослал  Жестких...  и  они  ушли.
Молча. Не возражая.
     Дуа шевельнулась.
     - Она оправилась, Ун? - спросил Тритт.
     - Тише, Тритт, - сказал Ун. - Дуа, ты меня слышишь?
     - Ун? - Она всколыхнулась и прошептала: - Мне показалось, что  я  уже
перешла.
     - Нет, Дуа, пока еще нет. Сначала ты должна поесть и отдохнуть.
     - А Тритт тоже здесь?
     - Вот я, Дуа, - сказал Тритт.
     - Не старайся вернуть меня к жизни, - сказала Дуа. - Все  кончено.  Я
сделала то, что хотела сделать. Позитронный Насос... скоро остановится.  Я
верю  в  это.  И  Мягкие  по-прежнему  будут  нужны  Жестким,  и   Жесткие
позаботятся о вас, и уж во всяком случае, о детях.
     Ун ничего не сказал и  сделал  Тритту  знак  молчать.  Он  давал  Дуа
энергию небольшими порциями, медленно,  очень  медленно,  делая  перерывы,
чтобы дать ей отдохнуть.
     Дуа бормотала:
     - Хватит, хватит!
     Ее вещество трепетало все сильнее. Но он продолжал ее кормить.  Потом
он заговорил:
     - Дуа, ты ошиблась, - сказал он. - Мы не машины.  Я  знаю  совершенно
точно, что мы такое. Я бы пришел к тебе раньше, если бы узнал это  раньше,
но я понял, только когда Лостен попросил меня подумать. И я думал. Со всем
напряжением. И все-таки это чуть было не вышло преждевременно.
     Дуа застонала, и Ун умолк.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.