Случайный афоризм
Библиотеки - госрезерв горючих материалов на случай наступления ледникового периода. (Владимир Бирашевич (Falcon))
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

интересна, а  в  некоторых  отношениях  и  способна  довести  человека  до
помешательства. Вряд ли вы пробовали  на  Земле  лунную  пищу,  а  никакие
описания не помогут вам приготовиться к тому, что вас ждет...  И  все-таки
вам придется смириться с необходимостью: выписывать сюда земные деликатесы
было бы плохой политикой.  Тут  мы  едим  и  пьем  продукты  исключительно
местного производства.
     - Вы ведь прожили на них два года. Надеюсь, и я тоже выдержу.
     - Два года  -  но  с  некоторыми  перерывами.  Нам  полагается  через
регулярные промежутки проводить несколько дней на  Земле.  И  эти  отпуска
обязательны, хотим мы того или нет. Но вас, вероятно, предупредили?
     - Да, - ответил Готтштейн.
     - Как бы вы ни следили здесь  за  своим  физическим  состоянием,  вам
все-таки необходимо время от времени напоминать вашим костям и мышцам, что
такое полная сила тяжести. А уж попав на Землю, вы отъедаетесь вволю.  Ну,
и, кроме того, порой удается провезти тайком кое-какие лакомства.
     - Мой багаж, разумеется, был подвергнут тщательному осмотру, - сказал
Готтштейн. - Но потом я обнаружил в кармане пальто банку тушенки. Я совсем
про нее забыл, а таможенники ее не заметили.
     Монтес улыбнулся и сказал нерешительно:
     - Я подозреваю, что вы намерены поделиться со мной.
     - Нет,  -  торжественно  ответил  Готтштейн,  наморщив  свой  толстый
короткий  нос.  -   Я   намеревался   произнести   со   всем   трагическим
благородством, на какое я только способен: "О Монтес, съешь ее всю  сам  -
твоя нужда больше  моей!"  -  последнюю  фразу  он  произнес  с  запинкой,
поскольку ему редко приходилось ставить глаголы общепланетарного эсперанто
во второе лицо единственного числа.
     Улыбка Монтеса стала шире, однако он с сожалением покачал головой.
     - Спасибо, но ни в коем случае. Через  неделю  я  получу  возможность
есть любую земную пищу в любых количествах. Вам же в  ближайшие  годы  она
будет перепадать лишь изредка, и вы вновь и вновь  будете  раскаиваться  в
нынешней своей щедрости. Оставьте всю банку себе... Прошу вас. Я вовсе  не
хочу, чтобы в дальнейшем вы меня люто возненавидели.
     Он дружески положил руку на плечо Готтштейна и посмотрел ему в глаза.
     - Кроме того, - продолжал он, - нам  с  вами  предстоит  разговор  на
весьма важную тему, а я не знаю, как его начать, и эта  тушенка  послужила
бы мне удобным предлогом, чтобы снова его оттянуть.
     Готтштейн тотчас спрятал банку. Его  круглое  лицо  было  органически
неспособно  принять  выражение  сосредоточенности,  но  голос  стал  очень
серьезным:
     - Значит, есть что-то, о чем вы не могли сообщить в своих  донесениях
на Землю?
     - Я пытался, Готтштейн, но все  это  достаточно  зыбко,  а  Земля  не
сумела или не пожелала разобраться  в  моих  намеках,  и  вопрос  повис  в
воздухе. Возможно, вам удастся добиться чего-то более определенного. Я  от
души на это надеюсь. По правде говоря, я не просил о продлении срока  моих
полномочий,  в  частности,  именно  потому,  что  ответственность  слишком
велика, а я не сумел убедить Землю.
     -  Если  судить  по  вашему  тону,  это  действительно  что-то  очень
серьезное.
     - Да, если судить по тону! Но я отдаю себе отчет,  что  выглядит  все
довольно глупо. На Луне постоянно живет  около  десяти  тысяч  человек,  и
уроженцы Луны не составляют из них и половины. Им не хватает ресурсов,  им
мешает теснота, они живут на очень суровой планете, и все же... все же...
     - И все же? - подсказал Готтштейн.
     - Тут что-то происходит - я не знаю точно, что именно, но,  возможно,
что-то опасное.
     - То есть как - опасное? Что они, собственно, могут сделать? Объявить
Земле войну? - казалось, Готтштейн с трудом сдерживает улыбку.
     - Нет-нет. Все это гораздо тоньше. - Монтес провел рукой  по  лицу  и
раздраженно протер глаза. - Разрешите, я буду с  вами  откровенным.  Земля

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.