Случайный афоризм
Когда пишешь, все, что знаешь, забывается... Мирче Элиаде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Только теперь я узнал в этой женщине секретаря съезда по  организации
пресс-конференций Генриетту Корвасс.
     - Это очень важная запись, - сказала она, - ее  будут  передавать  по
всей сети, и они не хотят никого другого. Мы же твердо обещали.
     - Я ничего не обещал,  -  возразил  он,  начиная  хмуриться.  -  Меня
задержат бог знает на сколько  часов,  а  завтра  утром  мне  надо  давать
автографы.
     - Больше двух часов запись не займет. Уверяю вас. Я позабочусь о том,
чтобы они закончили как  можно  скорее.  До  студии  всего  две  мили.  Мы
подъедем туда на такси за несколько минут.
     - Вот возьмите Дэрайеса. Он поедет.
     Это была последняя капля. Я взорвался. Вскочив с места,  я  буквально
заорал:
     - Я не поеду, слышите вы, жалкий писателишка! Вы что, не знаете своих
обязанностей? Одна сносная книга, вторая похуже, и вы уже  возомнили,  что
те, кто поднял вас на своих плечах и бесплатно вам помогал,  будут  всегда
вас подпирать! Не будут. Вы наживаете себе врагов, ничтожный человечишко.
     Может быть, я не точно передаю то, что сказал, но такова  была  суть,
хотя, помнится, я употребил более резкие выражения и немало соленых, а  то
и бранных словечек.
     Джайлс побледнел как полотно, Генриетта покраснела. Ведь я  вопил  на
всю комнату, в которой вдруг воцарилась тишина. Даже сквозь красную пелену
ярости  я  сознавал,  что  кричу  в  звуковом  вакууме,  но  это  меня  не
остановило.
     Джайлс внезапно вновь превратился в двадцатилетнего юношу и умудрялся
смотреть на меня снизу вверх, как побитая собачонка. Совсем как  во  время
нашей первой встречи.
     - Не сердитесь, Дэрайес. Я поеду,  только  сперва  мне  надо  кое-что
сделать.
     - Но мистер Дивор, мы опаздываем! - воскликнула Генриетта.
     Я начал возвращаться в реальную действительность и почувствовал  себя
пристыженным и виноватым.
     - Что вам надо сделать? - спросил я раздраженно. - Я  сделаю  это  за
вас.
     Джайлс порылся в левом кармане брюк и вытащил маленький  кошелек,  из
которого достал номерок от гардероба.
     - Я сдал небольшой пакет в гардероб на втором этаже, знаете, возле...
     - Я найду, найду, - перебил я его и взял номерок.
     - Гардероб, наверное, будет закрыт, когда я вернусь, а мне этот пакет
будет нужен к завтрашнему утру. Пожалуйста, занесите  его  вечером  в  мой
номер, Дэрайес, - 1511. Вот ключ.
     - А как вы попадете к себе?
     - Вы можете отдать его  портье  или  оставить  вместе  с  пакетом  на
письменном столе в моем номере. У меня есть запасной ключ. Я  всегда  беру
два (о, этот Джайлс - сама осторожность!). Только не забудьте.



                        12. ШИРЛИ ДЖЕННИФЕР. 19.50

     "Не забудьте!"  -  таковы  были  последние  слова,  адресованные  мне
Джайлсом.
     Я был уверен, что не забуду, мне на ум не пришло,  что  могу  забыть,
хотя  считал,  что  этот  пакет  не  имеет  значения  -  просто  очередная
перестраховка со стороны Джайлса, вроде запасного ключа от  комнаты.  Даже
если бы я знал, что в пакете, я не считал бы его поручение важным. А между
тем оно было жизненно важным, и целый  ряд  горестных  событий  завершился
тем, что ответственность за них легла на мои плечи.
     Мне хотелось пойти домой и забыть о съезде, но  помешала  моя  глупая
гордость. Я чувствовал, что вокруг меня  образовалась  стена  молчания.  Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.