Случайный афоризм
Одни писатели живут в своих произведениях; другие - за их счет. Валентин Домиль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Конечно, никакой катастрофы не  произошло.  Но  я  негодовал,  и  моя
ярость не находила выхода. Я покинул Мартина  злой  и  обиженный,  хотя  и
понимал, что веду себя по-детски. Я завелся и только того  и  ждал,  чтобы
сорвать  дурное  настроение  на  первом,  кто  подвернется.  Тем  самым  я
закладывал самый  большой  камень  и,  главное,  подготавливал  почву  для
чувства ответственности за убийство, быть может  гораздо  более  сильного,
чем у кого-либо, включая и самого убийцу.



                           3. МАЙКЛ СТРОНГ. 16.30

     Конечно, жребий еще не был брошен. Мое возмущение или унижение  могло
достигнуть такой степени, что я решил бы уйти домой и забыть о съезде.  Но
я этого не сделал. Мне хотелось посмотреть книги, выставленные в  киосках,
которые размещались на  втором  этаже.  Ожидалось,  что  на  съезде  будут
присутствовать  12000  человек,  главным  образом  книготорговцы,  которые
служат мостом между издателями и  авторами,  сочиняющими  книги,  а  также
публикой, которая их читает.
     И, разумеется, издатели соревнуются друг с другом, стараясь завладеть
вниманием  книготорговцев,   которые   в   свою   очередь   жаждут   найти
произведения, сулящие выгоду.
     Моя пятая книга должна была выйти в издательстве "Призм Пресс",  и  я
серьезно рассчитывал, что она будет иметь больший успех, чем предыдущие, и
мне не придется более ломать голову над тем, как свести концы с концами.
     Наверное,   утешительно   сознавать,   что   мои   книги    переживут
дешевки-бестселлеры  ("дешевки"это   стандартный   эпитет,   употребляемый
авторами, чьи произведения не попадают в этот список) и  что  меня  оценят
после смерти, но невольно приходит на ум, что жизнь  впроголодь  приблизит
час смерти.
     Подобные соображения роились у меня в голове, и я уже собрался  войти
в выставочный зал, как вдруг услышал, что меня робко окликнули:
     - У вас есть значок съезда с вашей фамилией, сэр?
     Я принялся шарить по карманам в поисках значка, которым меня  заранее
снабдил мой издатель, и взглянул на обратившегося ко мне мужчину.  На  нем
было что-то  вроде  формы  светло-коричневого  цвета  с  названием  отеля,
вышитым на левом кармане пиджака, и под ним слово "охрана". Роста  он  был
высокого - около 6 футов, под пиджаком играли развитые мускулы.  Волосы  -
тонкие, светлые, а брови  и  ресницы  такие  белесые,  что  веки  казались
окантованными красным, а глаза - незащищенными.
     - Вот, извольте, - я показал ему значок и приколол его к пиджаку.
     - "Дэрайес Джаст", - прочитал он задумчиво. - Вы ведь писатель?
     - Да, я писатель, - сказал я, почувствовав легкий укол.
     - Я знаю вас, - проговорил он и щелкнул пальцами. - Джайлс Дивор  был
вашим протеже, не правда ли?
     - Я помог ему с первой книгой несколько лет назад, - признался я.
     - Он великий писатель. Вы  должны  им  гордиться.  Я  восхищаюсь  его
книгой.
     - Он будет рад узнать об этом, - заметил я без энтузиазма. Было ясно,
что по мнению этого честного, но глупого служащего  отеля,  я  прославлюсь
тем, что Джайлс - мой протеже, но я-то вовсе не так  рассчитывал  войти  в
историю литературы!
     Я поднял руку в знак прощания, но он воскликнул:
     - Минуточку! - и схватил лист бумаги со стола. - Не дадите ли вы  мне
автограф?
     Я еще не достиг такой стадии,  когда  у  меня  наперебой  просили  бы
автографы, и потому сказал:
     - Конечно.
     - Он расстегнул пиджак и тщательно выбрал одну из ручек, засунутых во
внутренний карман, по-видимому, самую почетную. Подавая ее мне, он сказал:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.