Случайный афоризм
Писатель скорее призван знать, чем судить. Уильям Сомерсет Моэм
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

автографы. Он шутил, обнимал девушек, и  я  еще  больше  нервничала  из-за
Джайлса - почему он не мог прийти пораньше? Наконец явился...
     - Насколько мне известно, -  прервал  я,  -  его  притащила  какая-то
женщина, да?
     - Разве? Я никого не видела с ним.
     - У него был сердитый вид?
     - Не знаю. Я была сердита, потому что разругалась из-за него с Томом.
Так что я особенно не присматривалась. И то хорошо, что пришел. И  я  была
готова раскрывать книги. Но я не захватила ручек.
     - Почему вы должны были их взять?
     - Так водится. Некоторые писатели  приходят  без  ручек  -  витают  в
эмпиреях, куда им до таких земных мелочей! С Джайлсом другое дело - у него
свои специальные ручки  с  монограммами  -  вы-то  знаете,  и  другими  не
пользуется. Обычно я беру запасные ручки на всякий случай, но на этот  раз
я подумала: пусть катится ко всем чертям! Хотелось  как-то  проявить  свое
возмущение.
     - Из-за этого вы повинны в его смерти?
     - В каком-то смысле, - она уже не плакала. - Если бы я их  захватила,
и он не был бы так раздражен, он бы...
     - ...не помчался наверх принимать  душ  и  не  был  бы  так  ослеплен
злобой, что не упал бы и не разбил голову?
     - Возможно.
     - Наверное, но дело в том, что я должен был  занести  ему  запас  его
ручек накануне вечером, а я забыл. Так что видите, я больше  виноват,  чем
вы. А теперь, пожалуйста, расскажите все по порядку и про шумиху,  которую
он поднял.
     - Не знаю, что сказать. Первые  полчаса  все  шло  нормально.  Каждую
книгу, которую я ему  подавала,  он  надписывал  одинаково:  с  наилучшими
пожеланиями, фамилия, дата. Не произнес ни слова, ни разу не улыбнулся.  Я
слышала, как тот, другой, как же его зовут? Ну,  тот,  который  пишет  все
книги на свете...
     - Айзек Азимов?
     - Да. Я слышала, как  он  без  остановки  что-то  болтал,  говорил  с
каждым, флиртовал с девушками.
     - Знаю.
     - Людям это нравится. От него они переходили к Джайлсу, ожидая такого
же отношения, а их встречало гробовое  молчание.  Потом  вдруг  его  ручка
перестала писать, и он молча откинулся на стуле. Я спросила, в чем дело, и
он как-то визгливо выкрикнул: "Кончилась паста", - и выпятил нижнюю  губу.
Сидит и не двигается. Естественно, очередь остановилась.  Азимов  встал  и
спрашивает, в чем дело. Меня как громом поразило. Потом  Азимов  предложил
свою ручку, и тот, кто первый стоял  за  автографом,  тоже  протянул  свою
ручку Джайлсу, а сам взял пустую ручку  Джайлса,  наверное,  как  сувенир.
Джайлс начал писать новой  ручкой,  и  минут  пять  казалось,  что  все  в
порядке, но и эта ручка перестала писать. Настоящий кошмар!
     - Что же вы сделали? - спросил я.
     - Встала и пошла за ручками. Не могла  придумать  ничего  лучше,  как
спуститься на эскалаторе к портье. К тому времени, когда я вернулась, одна
девица из "Хэкьюлиз Букс" дала ему ручку, кажется, из-за нее тоже поднялся
шум, но, слава богу, эту неприятность я  пропустила.  Дальше  надписывание
автографов продолжалось без происшествий до самого конца.
     Я ушла. Не хотелось говорить  с  Джайлсом,  даже  смотреть  на  него.
Фактически я больше его не видела, и, когда узнала, что он умер, меня  как
обухом по голове ударили. Ведь из-за этих ручек он был не в себе.  Я  ушла
домой с мигренью.
     - Теперь вам получше?
     - Немного, - сказала она грустно. - Слава богу, Том держится.
     - Послушайте, Тереза, вы  не  заметили,  может  быть,  Джайлс  сделал
что-то, из чего можно сделать вывод, что его беспокоили не только ручки?
     - Насколько мне известно, - сказала  она  твердо,  -  одни  несносные

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.