Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Мисс Гризуолд, - обратился я к ней.
     Она посмотрела на значок съезда, который я прикрепил, чтобы войти  на
книжную выставку, и возбужденно заговорила:
     - Мистер Джаст! Мне очень нравятся ваши книги. - Вряд  ли  она  могла
удачнее начать разговор. - Вы знаете,  "Хэкьюлиз  Букс"  заинтересовано  в
том, чтобы выпустить вашу новую книгу в мягкой обложке?
     - Мне об этом неизвестно.
     - Вэлиэры показывали нам отрывки из книги, и  они  произвели  хорошее
впечатление на нашего  главного  редактора.  Я  тоже  читала  и  просто  в
восторге.
     "И я от тебя тоже в восторге", - подумал я. Она мне показалась  такой
симпатичной, что я готов был отдать свою пишущую машинку - не самую новую,
- лишь бы забыть о Джайлсе и пригласить Нелли пообедать. Но в  тот  момент
Джайлс был на первом месте, и "проект Нелли" пришлось отложить.
     - Что ж, прекрасно, но все же цыплят  по  осени  считают.  Посмотрим,
понравится ли моя  книга  вам  и  вашему  издательству,  когда  она  будет
закончена. Пока же не согласитесь ли вы ответить на несколько вопросов?
     - Какого рода?
     - Вы вчера были в зале, когда Дивор и Азимов надписывали автографы...
     - Да, Азимов - один из наших выдающихся авторов.

     (Она не употребляла прилагательного. Очень характерно для Айзека, что
он сам его вставил.
                                                            Дэрайес Джаст.

     Она очень часто употребляла его  в  разговорах  со  мной.  Чрезмерный
буквализм - не самый лучший путь к истине.
                                                            Айзек Азимов.)

     - Я знаю. Но меня интересует Дивор. Мне известно,  что  вы  дали  ему
ручку.
     - Да, там такое творилось! Вы тоже там были?
     - Нет.
     - Тогда позвольте мне рассказать  вам,  что  произошло.  -  Она  была
первой, кто сам пожелал говорить на эту тему.
     - Пожалуйста.
     - Я пришла туда  главным  образом  ради  Азимова,  -  начала  она.  -
Проследить, чтобы ему хватило экземпляров и чтобы все шло гладко. Случайно
я посмотрела на Дивора, и,  боже  мой,  у  него  был  совсем  другой  вид.
Казалось, что его что-то мучает.  В  его  ручке  кончилась  паста,  но  по
какой-то причине Тереза Вэлиэр, которая помогала ему, не  имела  запасных.
Но потом он обменялся ручками с мужчиной, который  стоял  перед  ним.  Как
будто все было в порядке, и вдруг возник новый кризис - паста и во  второй
ручке тоже кончилась.
     Дивор был в  полной  прострации.  Он  сидел  неподвижно,  на  лице  -
страдание, а Тереза просто убежала. Очередь остановилась, и я видела,  что
Азимов начал нервничать и встал с места. Я же за него отвечала! Поэтому  я
подбежала к Дивору с ручкой - у меня их было полно.
     Он взял ее автоматически, как будто мысли его витали неизвестно  где,
и начал писать. Однако через пару секунд он остановился и  тихо  прошипел:
"Она красная".
     Оказывается, я дала ему шариковую ручку с красной пастой. Это был уже
третий кризис. Я сказала: "Не беспокойтесь, поклонникам  нравятся  красные
автографы".
     И он снова принялся писать.
     К тому времени вернулась Тереза с ручкой, но она уже была  не  нужна.
Дивор продолжал писать красной. Но когда он закончил, то швырнул мою ручку
в стену и ушел, не сказав ни слова - так он был раздражен. Хорошо еще, что
он не швырнул мне ручку в лицо.
     А через два часа он умер, и я... Постойте, ведь это вы его нашли?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.