Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Или это матушка в мое отсутствие решила перечитать мои творения? А я, войдя в
комнату, не заметил, что дверца шкафа приоткрыта?
Снова сажусь в кресло. Ноги не вытягиваю. Сижу, сдвинув колени и вцепившись
руками в подлокотники. Если что -- сразу вскочу и брошусь... Куда брошусь? Что
за чушь! Завтра же, завтра же к психиатру!. Никогда у меня не было никаких
видений! Ни один призрак еще не рылся в моих книгах! Лиха беда -- начало, а
там и пойдет. Не такое еще примерещится. Упекут меня в желтый дом за милую
душу! Настя будет огорчена. Хорош жених! Куролесил-куролесил, тянул резину три
года и вдруг свихнулся! "И поделом ему, мерзавцу! -- скажет она, прижимая
платочек к распухшему, потерявшему античную форму носу. -- Я знала, что этим
кончится! Он и меня чуть до Пряжки не довел! Всю жизнь мне не везет! Всю
жизнь!" 
Бренчание ключа в замке. Звук открываемой входной двери. Шарканье вытираемых о
половик подошв. Тихая возня в прихожей.
-- Мама, это ты?
-- Ах, ты уже вернулся!
Подымаюсь, подхожу к дверям, выглядываю в прихожую.
-- Ты не брала в шкафу мою первую книжку   стихов?
-- Нет, не брала.
-- И никто не приходил, никто не был в моей комнате?
-- Нет.
Возвращаюсь на свое место. Снова сижу. Но теперь уже не слушаю, а смотрю.
Смотрю на свои картины. Соскучился. Не видел их целый день.
Картин у меня много. Все стены увешаны картинами. Что они изображают, я и сам
не знаю. И никто не может мне толком объяснить, что они изображают. Но, однако,
это не абстракции. Это не каша какая-нибудь из цветных мазков или из цветных
квадратиков с кружочками. Это и не сплетения каких-то извивающихся лент и
нитей. Это и не краска, выплеснутая      на холст и растекшаяся по нему
прихотливо. Это   нечто другое, нечто странное. Вроде бы значительное, но
непонятно -- почему. Вроде бы волнующее, но неясно -- чем. Вроде бы красивое,
но не похожее ни на что. Кое-кому это нравится.
Хорошо знакомый литератор даже купил у меня одну картину. Мне не хотелось с ней
расставаться,     но Хорошо знакомый был настойчив и уговорил меня. К тому же я
был немножко навеселе, да и деньги мне были очень кстати. Нет, нет, мне совсем
не хотелось ее продавать! Когда картина была уже завернута в бумагу и
перевязана бечевкой, когда литератор взял ее под мышку и направился к дверям,
я, не соображая, что делаю, схватил ее за край и стал тянутт к себе. Но
покупатель оказался предусмотрительным и так крепко держал покупку, что моя
атака оказалась безрезультатной. Когда он ушел, я кинулся к окну. Я видел, как
он нес мою картину по двору с самодовольным видом победителя. Я видел, как он
исчез за углом вместе с моей картиной.
Через неделю я стосковался по своему шедевру и явился к Хорошо знакомому
литератору.
-- Гляди! -- сказал он и распахнул предо мною двери комнаты. Я вошел и обомлел.
На совершенно пустой, высокой стене, оклеенной светло-серыми однотонными
обоями, в самом центре красовалась моя картина. Она была безумно хороша. Я
никогда ее такою не видел. Я даже не подозревал, что она может такою быть. У
меня она располагалась среди других полотен. Здесь же она висела одна. Ничто не
соперничало с нею в совершенстве, ничто не мешало на нее глядеть.
-- Вот, видишь! -- сказал Хорошо знакомый.
Потом мы пошли на кухню. На столе уже стояла бутылка армянского "три
звездочки". На тарелке был нарезан сыр. Выпили по рюмке. Потом еще по одной.
Закусили сыром.
-- Ты прости, что я купил картину так дешево, -- сказал Хорошо знакомый, -- я
сейчас не при деньгах. Но и эти деньги тебе пригодятся. Ты же собираешься в
Ялту? Там отличная массандровская мадера. И херес недурной. На юге я пью только
вино местного производства. Водка там как-то не идет. И не потому, что жарко, а
вообще -- не тот антураж. Древние греки, как известно, презирали водку, а
заодно и варваров, которые водкой увлекались. Поэтому в тех краях, где жили
греки, как-то неловко пить крепкие алкогольные напитки. А не взяться ли тебе за

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.