Случайный афоризм
В процессе писания есть нечто бесконечное. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

миндалины глаз оконтурены сине-зеленой краской и выглядят огромными. Нос
прямой, с еле заметной горбинкой. Рот небольшой, с пухлой нижней губкой...
Божество глядит на меня, скосив глаза. "Ксюша!" -- кричу я и просыпаюсь.
Полежав немножко в темноте, я включаю свет, подхожу к книжной полке, беру
альбом "Сокровища Каирского музея" и пристально разглядываю уцелевшие головы
каменных статуй Хатшепсут, найденные среди развалин ее знаменитого храма. Потом
я сажусь за письменный стол, придвигаю к себе лист бумаги и начинаю писать
письмо в Нижний Новгород.

"Радость моя!
Какое наслаждение писать тебе так -- "радость моя"! Эти два слова мне
хочется написать сто раз подряд: радость моя! радость моя! радость моя!.. Эти
два слова мне хочется шептать еле слышно: ра-а-а-дость моя-а-а! Эти два слова
мне хочется прокричать во все горло: РАДОСТЬ МОЯ!
Знал я радость творчества. Она была велика. Случалось, что я тонул в ней,
захлебывался ею. Хватит мне радости, думал я, не нужно мне больше.
И вот пришла радость любви. О, какая это свежая, терпкая, жаркая
радость!
Я гляжу на тебя, изнемогая от изумления.
Кто придумал тебя? Из каких немыслимых отдаленностей ты явилась? Кем ты
подарена мне столь внезапно? И за что?
Я люблю в тебе все. Я люблю тебя всю, без остатка.
Я люблю твои жесты, твой смех и твою привычку подергивать плечами. Я люблю,
как шевелишь ты пальцами, сложенными на колене, и как ставишь ты ступни при
ходьбе. Я люблю, как, удивляясь, приподымаешь ты брови, и при этом тоненькая
складочка появляется у тебя на лбу. Я люблю изгибы твоих локтей, когда, подняв
руки, ты вынимаешь шпильки из своих волос. Я люблю, как ты чихаешь и
сморкаешься в платочек. Я люблю слизывать с твоих щек соленые теплые слезы и
касаться губами твоих ноздрей.
Счастья нет! -- вздыхают все. Счастья нет! -- твердит все человечество вот
уже пять тысяч лет.      "И правда, -- думал я. -- Какое там, к черту, счастье!
Это всего лишь призрак, мираж, хитроумная приманка -- вроде блесны, на которую
ловят щук. Приходится лишь довольствоваться надеждой на счастье, ожиданием
счастья, тоской по счастью". Бывали минуты, когда мне чудилось, что оно, это
коварное, неуловимое счастье, где-то совсем рядышком -- стоит лишь протянуть
руну и я схвачу его за крыло. И, протянув руку, я хватал пустоту.
Я любил тебя еще до своего рождения. Моя любовь появилась в мире раньше
меня, и она останется в нем после меня, она никогда не исчезнет. Священны
камни, по которым ты ступаешь. Священен воздух, которым ты дышишь. Священна
пылинка, которая садится тебе на плечо. Священно облако, проплывшее над
тобою.
Но все же удивительно! Как ухитрилась ты разыскать меня в этих безднах
пространства, в этих безмерностях времени? Но непонятно: как удалось мне
встретить тебя в неразберихе истории?
Поздравь меня, моя радость. Вышел из печати третий сборник моих стихов. Я
буду счастлив подарить тебе экземпляр с дарственной надписью.
Не слишком ли много поешь ты для обитателей волжских берегов? Питер уже
давно по тебе скучает. Красив ли Нижний? Я никогда в нем не был, но слышал, что
красив. Какие почести воздают тебе жители града сего? Много ли мебели попорчено
нижегородцами на твоих концертах? С кем ты кокетничаешь на званых обедах и
ужинах? Кто преследует тебя своим назойливым вниманием? И, наконец, когда мне
встречать тебя на Московском вокзале?
Целую тебя целомудренно в щеку у самого уха. Здесь растут мои любимые
тонкие, светлые, еле заметные  волоски".

Стихи о Ксении не пишутся, не даются, ускользают от меня. Я чувствую, что они
где-то поблизости. Я даже вижу их расплывчатые контуры, даже слышу их неясные
звуки, их тихую, приглушенную музыку. Притаившись, чтобы их не вспугнуть, я жду
подходящего момента, чтобы вскочить, схватить, овладеть... Вот, кажется, момент
удобный. Вскакиваю -- и никакого результата. И снова маячат предо мною силуэты

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.