Случайный афоризм
Писателю необходима такая же отвага, как солдату: первый должен так же мало думать о критиках, как второй - о госпитале. Стендаль
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

к прибрежным камням, наклоняются к воде, трогают ее руками -- теплая ли? -- и
фотографируются на фоне моря, принимая нелепые позы, кривляясь и хохоча. Потом
они возвращаются к шоссе. Шофер включает мотор. Хлопает дверца. Автобус
медленно отъезжает. Слежу, как он мелькает за деревьями и исчезает.
Длинная гряда валунов уходит в залив. Перешагивая с камня на камень и стараясь
не поскользнуться, добираюсь до конца гряды и усаживаюсь на плоском валуне из
розового гранита. Рядом на волнах качаются крупные важные чайки. У горизонта
синеет силуэт небольшого острова. За ним -- лиловая полоса южного берега. Там я
недавно побывал.
Сижу и размышляю о Ксюше, о том, что сейчас она, наверное, готовится к
очередному концерту и у нее, быть может, дурное настроение, потому что она и
впрямь устала от своих продолжительных гастролей, устала петь и улыбаться
публике, устала от аплодисментов и чрезмерного внимания мужчин, и ей хочется
послать все к черту и сбежать из Нижнего, спрятавшись под густой вуалью и
бросив свои многочисленные чемоданы, но сделать это никак нельзя, оттого что у
нее контракт, и она обязана петь, умирая от утомления и злясь на полоумную
публику, которая готова слушать ее, целыми сутками не вставая с места, которая
способна хлопать ей часами, не щадя своих покрасневших ладоней. Но вполне
возможно, что у нее, наоборот, преотличнейшее настроение, что она очень
довольна гастролями, которые оказались столь удачными и принесли ей сказочные
доходы, что она с радостью пела бы и больше, пела бы и в Саратове, и в
Симбирске, и в Казани, но эти города, к сожалению, не были упомянуты в
контракте, и ей пришлось их пропустить, хотя публика, зная, на каком пароходе
она плывет, собиралась на пристанях, и она была вынуждена появляться на палубе
и показывать себя этим людям, и они, так же как на концертах, что-то громко
кричали и кидали ей букеты цветов. Некоторые из букетов не долетали и падали за
борт, а после долго плыли вниз по Волге, туда, где она уже была и откуда ползла
вслед за нею смертоносная, страшная холера.
Затем я начинаю думать об Одинцове, о том, что он, конечно, несчастен и ему не
позавидуешь, о том, что он не утолил жажду мести, что он вернется из Ялты еще
более злым, чем раньше, и неизвестно, как он будет себя вести, и это опасно не
только для меня, но и для Ксюши, а как тут быть -- непонятно.
Вслед за этим я принимаюсь думать о Насте, о бедной Насте, ставшей жертвой
моего непостоянства, о хорошей, славной, преданной Настасье, которой я,
кажется, искорежил жизнь.
Мучаясь угрызениями совести и прыгая по скользким камням, возвращаюсь на берег
и, миновав невысокие дюны, оказываюсь у шоссе, рядом с деревянной, скромного
вида оградой. Отворяю калитку и вхожу в сад с чисто подметенными дорожками. В
глубине сада стоит терем с высокой крышей и резными наличниками. В нем жил
когда-то знаменитый художник П. Теперь здесь музей.
Покупаю билет, надеваю на свои кеды мягкие шлепанцы и брожу по терему.
Столовая художника. Спальня художника. Летняя мастерская художника. Зимняя
мастерская художника. Его мольберт. Его палитра. Его рабочая блуза. Его берет.
Его трость.
Фотографии на стенах. Художник с великим Б.  Художник со знаменитыми В. и Г.
Известные Д., Е. и Ж. в гостиной художника.
А вот еще одна фотография. Рядом с хозяином дома стоят неизвестные мне люди, а
у его ног на низенькой скамеечке, положив скрещенные пальцы на колено, сидит
очень знакомая мне красивая дама с удивительно знакомой прической и в
невероятно  знакомом платье. С очаровательной улыбкой, как ни в чем не бывало,
она глядит на меня.
Ксения!
Читаю подпись под фотографией: "Художник в окружении своих друзей и
почитателей. Стоят слева направо -- писатель З., композитор И., скульптор К.,
пианист Л. Сидит певица К. В. Брянская. Снимок сделан 10 августа 1907 года".
Стою и, разинув рот, гляжу на Ксюшу. Подходит группа экскурсантов. Экскурсовод
-- пожилая, седовласая, благообразного вида женщина -- просит меня немножко
подвинуться и не загораживать экспонат.
-- Десятого августа тысяча девятьсот седьмого года к хозяину дома приехало
много друзей. После обеда они совершили прогулку по берегу залива. Как пишет в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.