Случайный афоризм
Писатель должен много писать, но не должен спешить. Антон Павлович Чехов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

розовых хризантем и, спустившись по ступеням, пропала. Видны были только три
зонтика, которые медленно плыли по воздуху. Мокрый Александр Третий невозмутимо
наблюдал за происходящим, тяжко, по-мужичьи усевшись на своем першероне и не
обращая на дождь никакого внимания. Несколько колясок и автомобилей отъехали от
вокзала и направились в сторону Невского. Впереди двигался отлично знакомый мне
экипаж с поднятым верхом, влекомый великолепным, тонконогим, длинногривым,
длиннохвостым жеребцом гнедой масти. На облучке, столь же величественно, как
император, восседал Дмитрий. И так же как повелитель "всея Великия, Белыя и
Малыя", он совершенно игнорировал дождь.
Вода уже хлюпает в моих ботинках. Прячусь в подворотню. Дождь понемножку
унимается. Когда я покидаю свое убежише, бронзового монарха уже нет.  К вокзалу
подкатывают такси. По площади, отражаясь в мокром асфальте, проезжают
троллейбусы.
...Как же я теперь? Что же мне теперь делать-то? Рохля! Тюфяк! Не сумел
встретить любимую женщину! Не смог всех распихать, растолкать, расшвырять и
первым поднести ей свою розу! Ксюша, конечно, изумлена, обижена, огорчена,
опечалена... Если она мне не позвонит -- все погибло!
Клацая зубами от холода, залезаю в подошедший троллейбус. По его стеклам еще
течет дождевая вода, а по моей спине вверх и вниз бегают мурашки. В довершение
ко всему я начинаю икать. Посмотрела бы на меня сейчас Ксюша! Рассмеялась бы и
все мне простила. Или, напротив, сделала бы презрительную гримасу и сказала
что-нибудь вроде этого: "Как вы жалки, сударь! Как вы слабы и беспомощны! Как
вы смешны! Фи, как вы смешны!" И, с отвращением передернув плечами, она ушла бы
навсегда.
Выходя из троллейбуса, я замечаю, что водитель женщина, и бросаю ей на колени
свою розу.
-- Молодой человек, подождите! -- кричит она мне вслед.
Приятно, когда тебя в сорок с лишним лет называют молодым человеком. Молодой
человек, не кажется ли вам, что вы совершили самую крупную, самую трагическую
оплошность в своей жизни? Такие женщины, как Ксения Владимировна Брянская,
подобных выходок не прощают.

-- Господи! -- вскрикивает мама, увидев меня на пороге. -- Весь мокрый до
нитки! И зуб на зуб не попадает! Почему ты не берешь с собою зонтик, когда
уходишь из дому? Сколько раз я тебе говорила: каждый день бери зонтик! Даже
если на улице солнце, даже если на небе ни облачка! Ведь погода может мгновенно
перемениться! У нас такой жуткий климат! Где ты шляешься? Тебе только что
звонила твоя певица. Спросила, не случилось ли с тобою чего, не болен ли ты, не
уехал ли ты куда по срочным делам. Сказала, что ты обещал ее встретить, а не
встретил, и она не знает, что ей теперь и думать. Как же ты так? Она ждет,
надеется, а ты болтаешься бог знает где, да к тому же под дождем без зонтика и
без плаща! У тебя что же, третья завелась? Не хватает тебе двух красавиц? Пора
бы остепениться и поумнеть. Экий ты, оказывается, вертопрах!
Я оправдываюсь:
-- Да встречал же я ее, встречал! Но там такая собраласъ толпища! К ней никак
было не пробиться, никак! Видишь, весь промок, и никакого толку. Едва в полицию
к тому же не угодил, то есть в милицию, конечно. 
-- Ты с кем-то подрался? -- пугается матушка.
-- Чуть не подрался. И еще бежал по рельсам. Свистели, но, слава богу, не
схватили.
-- Стыдно! -- говорит матушка. -- В твои-то годы! Как мальчишка! Да ты и
мальчишкой-то был тихим. И вот теперь... Но отчего же так много было
встречаюших? Это все были родственники и знакомые?
-- Это были поклонники и поклонницы. Ксения очень знаменита, и у нее множество
почитателей. Они пронюхали, что она возвращается с гастролей, и собрались, будь
они прокляты.
-- Странно, -- задумчиво произносит матушка.
-- Чего же тут странного? -- спрашиваю я.
-- Странно, что раньше я никогда не слышала о ней. И по радио ее пение не
передают, и в телевизоре ее не показывают, и в газетах я про нее ничего не

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.