Случайный афоризм
Писатель оригинален, или он не писатель вовсе. Элиас Канетти
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Бываю. Он мой поклонник.
-- Тебе по душе его творения?
-- Нет, миленький, мне по душе только твои творения, ты же знаешь. Но П.
довольно симпатичен. Такой добродушный старичок. Когда я приезжаю к нему на
дачу, он не отходит от меня ни на секунду. Чего он только мне не говорит, каких
только эпитетов не употребляет! И все в высшей степени: прекраснейшая,
прелестнейшая, талантливейшая, удивительнейшая, бесподобнейшая. И все пальчиком
ко мне прикасается. То в плечо ткнет, то в локоть, то в коленку.
-- Старый селадон! -- проворчал я.
По другую сторону от проспекта был виден новенький, только что построенный
особняк, принадлежавший известной балерине. Рядом с особняком было как-то
пусто. Не хватало какой-то высокой, монументальной постройки. "Мечети еще нет!
-- сообразил я наконец. -- Она появится после". Слева от нас за высокой оградой
белело тоже совсем еще новое здание Ортопедического института с золоченой
луковкой церкви. Ксения сказала, кивнув на Ортопедический:
-- Какая странная архитектура! Только стены да окна. Такой дом, наверное, мог
бы придумать и мой Дмитрий.
-- Ты ошибаешься, Ксюша, -- возразил я. -- Такой дом не придумает твой кучер, и
отнюдь не каждый архитектор способен сейчас такое придумать. Только на первый
взгляд это выглядит чрезмерно простым, а на самом деле здесь много тонкостей.
Их надо уметь разглядеть. Между прочим, подобной архитектуре принадлежит
будущее.
-- Правда? -- удивиласъ Ксения. -- А откуда ты это знаешь?
-- Секрет.
-- Даже от меня секрет?
-- Даже от тебя, радость моя, секрет.
-- А ты, оказывается, скрытный!
Мы уселись на скамью под кустом жасмина с шариками ягод, белевшими среди еще
вполне зеленой листвы. Я вытащил из кармана свою книжку и авторучку.
-- Ой, что это? -- воскликнула Ксюша, пораженная видом моей дешевенькой,
обычнейшей ручки, продающейся в любом канцелярском магазине.
Я обмер. Значит, авторучка еще не изобретена! Или она в России еще
неизвестна?
-- Это самопишущая автоматическая ручка, -- произнес я деланно спокойным,
безмятежным тоном, -- ее подарил мне приятель, который только что вернулся из
Америки. Там давно уже пользуются подобными приборами для письма. Техника
развивается неудержимо. Она преподнесет нам еще немало чудес. Уже летают
дирижабли и аэропланы, носятся автомобили, к нашим услугам электрический
телеграф, и ты частенько разговариваешь со мною по телефону. Между прочим,
отчего ты до сих пор не сообщила мне свой номер? Временами я испытываю острое
желание тебе позвонить.
-- Нет, милый, пока не надо. Наткнешься на Одинцова или на прислугу. До поры до
времени нам следует быть осторожными. Впрочем, на крайний случай -- ты
понимаешь -- на самый крайний случай я назову тебе номер. Вот, запиши: 144-18.
(Как мало, однако, было телефонов в Петербурге в ту пору -- всего лишь пять
цифр!).
Я положил на колено книжку, раскрыл ее и, чуть помедлив (надпись уже давно была
сочинена мною), написал наискось через весь титульный лист:



"Ксении Владимировне Брянской
от самого пламенного поклонника ее феноменального таланта
и самой счастливой жертвы ее непобедимого очарования.
						6 сентября 1983 года".

Прочитав
написанное, Ксюша расхохоталась.
-- Очень милая шутка! Шестого сентября тысяча девятьсот восемьдесят третьего
года! Ты отлично запомнил, что говорила я тебе тогда, в марте, когда мы ехали

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.