Случайный афоризм
Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать. Франсуа Рене де Шатобриан
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- Бываю. Он мой поклонник.
-- Тебе по душе его творения?
-- Нет, миленький, мне по душе только твои творения, ты же знаешь. Но П.
довольно симпатичен. Такой добродушный старичок. Когда я приезжаю к нему на
дачу, он не отходит от меня ни на секунду. Чего он только мне не говорит, каких
только эпитетов не употребляет! И все в высшей степени: прекраснейшая,
прелестнейшая, талантливейшая, удивительнейшая, бесподобнейшая. И все пальчиком
ко мне прикасается. То в плечо ткнет, то в локоть, то в коленку.
-- Старый селадон! -- проворчал я.
По другую сторону от проспекта был виден новенький, только что построенный
особняк, принадлежавший известной балерине. Рядом с особняком было как-то
пусто. Не хватало какой-то высокой, монументальной постройки. "Мечети еще нет!
-- сообразил я наконец. -- Она появится после". Слева от нас за высокой оградой
белело тоже совсем еще новое здание Ортопедического института с золоченой
луковкой церкви. Ксения сказала, кивнув на Ортопедический:
-- Какая странная архитектура! Только стены да окна. Такой дом, наверное, мог
бы придумать и мой Дмитрий.
-- Ты ошибаешься, Ксюша, -- возразил я. -- Такой дом не придумает твой кучер, и
отнюдь не каждый архитектор способен сейчас такое придумать. Только на первый
взгляд это выглядит чрезмерно простым, а на самом деле здесь много тонкостей.
Их надо уметь разглядеть. Между прочим, подобной архитектуре принадлежит
будущее.
-- Правда? -- удивиласъ Ксения. -- А откуда ты это знаешь?
-- Секрет.
-- Даже от меня секрет?
-- Даже от тебя, радость моя, секрет.
-- А ты, оказывается, скрытный!
Мы уселись на скамью под кустом жасмина с шариками ягод, белевшими среди еще
вполне зеленой листвы. Я вытащил из кармана свою книжку и авторучку.
-- Ой, что это? -- воскликнула Ксюша, пораженная видом моей дешевенькой,
обычнейшей ручки, продающейся в любом канцелярском магазине.
Я обмер. Значит, авторучка еще не изобретена! Или она в России еще
неизвестна?
-- Это самопишущая автоматическая ручка, -- произнес я деланно спокойным,
безмятежным тоном, -- ее подарил мне приятель, который только что вернулся из
Америки. Там давно уже пользуются подобными приборами для письма. Техника
развивается неудержимо. Она преподнесет нам еще немало чудес. Уже летают
дирижабли и аэропланы, носятся автомобили, к нашим услугам электрический
телеграф, и ты частенько разговариваешь со мною по телефону. Между прочим,
отчего ты до сих пор не сообщила мне свой номер? Временами я испытываю острое
желание тебе позвонить.
-- Нет, милый, пока не надо. Наткнешься на Одинцова или на прислугу. До поры до
времени нам следует быть осторожными. Впрочем, на крайний случай -- ты
понимаешь -- на самый крайний случай я назову тебе номер. Вот, запиши: 144-18.
(Как мало, однако, было телефонов в Петербурге в ту пору -- всего лишь пять
цифр!).
Я положил на колено книжку, раскрыл ее и, чуть помедлив (надпись уже давно была
сочинена мною), написал наискось через весь титульный лист:



"Ксении Владимировне Брянской
от самого пламенного поклонника ее феноменального таланта
и самой счастливой жертвы ее непобедимого очарования.
						6 сентября 1983 года".

Прочитав
написанное, Ксюша расхохоталась.
-- Очень милая шутка! Шестого сентября тысяча девятьсот восемьдесят третьего
года! Ты отлично запомнил, что говорила я тебе тогда, в марте, когда мы ехали

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.