Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

необходимую театральную условность в приземленности, в мелочах, в жалком мусоре
скучного быта. Абсурдная позиция! Без условности нет искусства вообще и театра
тем более! Театр -- это не жизнь, это нечто иное. Если вам нравится, как трещат
сверчки, слушайте их в натуре, на даче или в деревне. Это обойдется вам вполне
бесплатно, и вы не будете понапрасну занимать кресло в партере или в бельэтаже.
Его займет тот, кто приходит в театр на зрелище, на чудо, на праздник.
Крупнейший режиссер наших дней -- Мейерхольд. Он на верном пути. Он видит,
слышит и ощушает современность!
Смущенные моей горячностью, гости притихли. После они потихоньку стали
выбираться из-за стола и разбредаться по квартире. Ксюша поглядывала на меня с
тревогой.
Постепенно все собрались в кабинете хозяина. Ксения уселась в глубокое кожаное
кресло. Я пристроился рядом.
-- Был я давеча на выставке, -- начал новую тему Николай Адамович, -- и,
знаете, господа, получил большое удовольствие. Что ни говорите, а новое наше
искусство волнует и убеждает. Все эти филиппики против декаданса, все эти крики
и улюлюканье проистекают от чрезмерной самоуверенности и недостаточной
эстетической чуткости. Восприятие современной живописи требует особой гибкости
души и высокой изощренной культуры, чего, увы, многим нашим соотечественникам
явно не хватает. Далеко не каждый способен оценить утонченность Сомова, Бакста
и Головина. Но тем, кто способны, открывается мир неизреченной красоты.
Особенно -- Бакст. Какой артистизм! Какая фантазия! Какие линии! Какое
изящество!
-- Все это уже устарело, -- не удержался я, -- все это только для нашего
русского потребления. У французов уже давно -- Ван Гог, Гоген, Сезанн. Теперь
вот Матисс, Пикассо, Брак. А мы все барахтаемся в мирискусничестве и принимаем
его за последнее слово в живописи. Среди наших художников нет гениев, только
таланты. Вот разве что Врубель.
Все опять притихли. Мой экстремизм явно эпатировал приличное общество. Ксения
встала, взяла меня под руку и отвела к окну.
-- Милый, ты слишком возбужден, ты говоришь чрезмерно запальчиво, ты никому
слова сказать не даешь, -- шептала она. -- Успокойся, милый! У тебя интересные,
смелые мысли, но не следует навязывать окружающим свое мнение. Пусть каждый
думает что хочет. Разве я не права?
-- Да, не права. Ты привела меня к посредственным людям и требуешь, чтобы я
тоже выглядел посредственным.
-- Ну полно, милый, полно! Я прошу тебя лишь быть чуточку помягче. Свой
интеллект ты ведь можешь продемонстрировать и более деликатно.
Тут, как я и ожидал, все стали упрашивать Ксюшу что-нибудь спеть. Она
согласилась. Компания вернулась в гостиную, к роялю. Ксюша спела пару романсов
и только что разученную арию Кармен из второго акта. Аккомпанировала, и очень
прилично, Аделаида Павловна. Романсы были вполне хороши, а Кармен оказалась
несколько грубоватой, оказалась слишком цыганкой. Я не сказал этого Ксении, тем
более что все гости выражали бурное восхищение.
За десертом, когда гости пили кофе с шартрезом, ко мне подсела зеленоглазая
фабрикантша.
-- Вы мыслите очень своеобразно, -- сказала она, -- вы оригинальный человек!
Мне понравились ваши замечания о Станиславском. Ведь сверчок -- это
действительно по-детски. Театр, по моему мнению, как и любое художество, должен
держаться на идее, на своеобразии мироошущения, а не на деталях, не на мелочном
изыске. Мне тоже по душе Мейерхольд. Уверена, что в ближайшем будущем Россия
сможет гордиться его театром.
-- Как приятно найти в вашем лице единомышленницу! -- сказал я и поцеловал
своей собеседнице худенькую, почти прозрачную руку.
Часов в одиннадцать мы покинули Корецких. Спускаясь по лестнице и садясь в
коляску, Ксюша не проронила ни слова. Когда уселись, коляска оставалась
неподвижной. С минуту просидели в тишине.
-- Ну что же ты, Дмитрий? -- сказала наконец Ксения раздраженно.
-- А куда прикажете, барыня? -- пробасил кучер.
-- То есть как это -- куда? Домой!

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.