Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- А куда домой-то изволите?
-- Ко мне домой, Дмитрий! -- сказал я, повеселев от свежего воздуха и ощутив
какую-то особую, бодрую, сладостную уверенность в себе.
-- Не слушай барина, Дмитрий! Едем! Барин меня провожает! -- произнесла Ксюша
злым голосом.
-- Не слушай барыню, Дмитрий, -- сказал я, подражая Ксюшиной интонации, -- вези
нас ко мне. Ты знаешь, как ехать.
Коляска по-прежнему не двигалась.
-- Почему мы стоим? -- спросила Ксюша. --           В чем, собственно, дело?
-- А неведомо, куда путь держать, -- прогудел добродушно кучер.
-- Но я же сказала тебе русским языком, куда ехать! Ты понимаешь по-русски?
-- Как не понимать. Чай, в России родился.
-- Тогда трогай!
-- А барин велит ехать на Васильевский!
-- Ты кому служишь, Дмитрий, барину или мне?
-- Вестимо, вам. Но барин-то не чужой.
-- Ну надо же! Мой собственный кучер уже не подчиняется мне! -- воскликнула
Ксюша с трагическим изумлением.
-- Да, сегодня вечером твой кучер слушается только меня, -- заявил я все с той
же веселой, почти развязной уверенностью. -- Дмитрий, слышишь? Поворачивай на
Васильевский!
Всю дорогу Ксюша дулась и на меня не глядела. Пытался было взять ее руку --
ничего не получилось. Попробовал обнять за плечи -- ничего не вышло.
Остановились у моего парадного. Я выбрался из коляски. Ксюша сидела не
шевелясь, как каменная.
Обошел коляску, взял Ксюшу на руки и понес ее к лифту.
-- Куда ты меня тащишь? Я желаю домой!
Поставил ее на ноги и легонько втолкнул в кабину. 
-- Это насилие! Ты просто разбойник с большой дороги! Сейчас я закричу и позову
полицию!
Отперев дверь квартиры, снова подхватил Ксению на руки, внес ее в прихожую,
снял с нее пальто и шляпу, после чего повел ее дальше, в комнату, и усадил в
свое любимое кресло. Сел на пол рядышком и стал сквозь юбку целовать ее
колени.
-- Не прикасайся ко мне! От любой смазливенькой блондинки у тебя кружится
голова! Меня ты весь вечер просто не замечал!
-- Ну что ты такое говоришь, радость моя! Ведь это даже не преувеличение, это
настоящая ложь! Весь вечер я был около тебя! Весь вечер глядел на тебя,
любовался тобою! И неужели я должен шарахаться от каждой блондинки, даже если
она неглупа и способна чувствовать искусство?
-- Вот именно! Она способна чувствовать искусство! Пошлое женское кокетство,
банальнейшее притворство ты принимаешь за проявление образованности и высших
духовных запросов! Представляю, что ты думаешь обо мне, о моей плебейской
манере пения и о моей пустоголовой публике! Похоже, что ты просто считаешь меня
недалекой. Мол, Бог дал ей голосок, да умом одарить запамятовал. Дура дурой, и
поет черт знает что!
-- Ну хватит, Ксюша! Перестань говорить обо мне такие гадости! Ты почти
оскорбляешь меня.
-- А ты не оскорбляешь меня, кидаясь на первых повстречавшихся блондинок?
-- Ну ладно, Ксения, я виноват, я прошу у тебя прощении, я прошу у тебя
снисхождения, я взываю к твоему великодушию, к твоей доброте, к твоему
благородству! Прости, прости меня, моя радость! Сейчас я спущусь вниз и велю
Дмитрию, чтобы он ехал домой и вернулся утром. Не торчать же ему всю ночь у
моего парадного?
-- Не утруждай себя. Дмитрий и сам сообразит, что ему делать. Но ты сегодня был
хорош! Устроил скандал в приличном доме, почти соблазнил совсем неизвестную
тебе молодую и вполне порядочную даму, насильно увез к себе другую даму, не
слишком молодую, но, в общем-то, тоже довольно порядочную... Как много сделано
за один короткий вечер! Какая энергия! Какой напор! Какая уверенность в себе!
Утром, когда мы завтракали, отлично выглядевшая и какая-то вся светящаяся Ксюша

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.