Случайный афоризм
Писатель: человек, который что-то делает, даже когда ничего не делает. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

-- А куда домой-то изволите?
-- Ко мне домой, Дмитрий! -- сказал я, повеселев от свежего воздуха и ощутив
какую-то особую, бодрую, сладостную уверенность в себе.
-- Не слушай барина, Дмитрий! Едем! Барин меня провожает! -- произнесла Ксюша
злым голосом.
-- Не слушай барыню, Дмитрий, -- сказал я, подражая Ксюшиной интонации, -- вези
нас ко мне. Ты знаешь, как ехать.
Коляска по-прежнему не двигалась.
-- Почему мы стоим? -- спросила Ксюша. --           В чем, собственно, дело?
-- А неведомо, куда путь держать, -- прогудел добродушно кучер.
-- Но я же сказала тебе русским языком, куда ехать! Ты понимаешь по-русски?
-- Как не понимать. Чай, в России родился.
-- Тогда трогай!
-- А барин велит ехать на Васильевский!
-- Ты кому служишь, Дмитрий, барину или мне?
-- Вестимо, вам. Но барин-то не чужой.
-- Ну надо же! Мой собственный кучер уже не подчиняется мне! -- воскликнула
Ксюша с трагическим изумлением.
-- Да, сегодня вечером твой кучер слушается только меня, -- заявил я все с той
же веселой, почти развязной уверенностью. -- Дмитрий, слышишь? Поворачивай на
Васильевский!
Всю дорогу Ксюша дулась и на меня не глядела. Пытался было взять ее руку --
ничего не получилось. Попробовал обнять за плечи -- ничего не вышло.
Остановились у моего парадного. Я выбрался из коляски. Ксюша сидела не
шевелясь, как каменная.
Обошел коляску, взял Ксюшу на руки и понес ее к лифту.
-- Куда ты меня тащишь? Я желаю домой!
Поставил ее на ноги и легонько втолкнул в кабину. 
-- Это насилие! Ты просто разбойник с большой дороги! Сейчас я закричу и позову
полицию!
Отперев дверь квартиры, снова подхватил Ксению на руки, внес ее в прихожую,
снял с нее пальто и шляпу, после чего повел ее дальше, в комнату, и усадил в
свое любимое кресло. Сел на пол рядышком и стал сквозь юбку целовать ее
колени.
-- Не прикасайся ко мне! От любой смазливенькой блондинки у тебя кружится
голова! Меня ты весь вечер просто не замечал!
-- Ну что ты такое говоришь, радость моя! Ведь это даже не преувеличение, это
настоящая ложь! Весь вечер я был около тебя! Весь вечер глядел на тебя,
любовался тобою! И неужели я должен шарахаться от каждой блондинки, даже если
она неглупа и способна чувствовать искусство?
-- Вот именно! Она способна чувствовать искусство! Пошлое женское кокетство,
банальнейшее притворство ты принимаешь за проявление образованности и высших
духовных запросов! Представляю, что ты думаешь обо мне, о моей плебейской
манере пения и о моей пустоголовой публике! Похоже, что ты просто считаешь меня
недалекой. Мол, Бог дал ей голосок, да умом одарить запамятовал. Дура дурой, и
поет черт знает что!
-- Ну хватит, Ксюша! Перестань говорить обо мне такие гадости! Ты почти
оскорбляешь меня.
-- А ты не оскорбляешь меня, кидаясь на первых повстречавшихся блондинок?
-- Ну ладно, Ксения, я виноват, я прошу у тебя прощении, я прошу у тебя
снисхождения, я взываю к твоему великодушию, к твоей доброте, к твоему
благородству! Прости, прости меня, моя радость! Сейчас я спущусь вниз и велю
Дмитрию, чтобы он ехал домой и вернулся утром. Не торчать же ему всю ночь у
моего парадного?
-- Не утруждай себя. Дмитрий и сам сообразит, что ему делать. Но ты сегодня был
хорош! Устроил скандал в приличном доме, почти соблазнил совсем неизвестную
тебе молодую и вполне порядочную даму, насильно увез к себе другую даму, не
слишком молодую, но, в общем-то, тоже довольно порядочную... Как много сделано
за один короткий вечер! Какая энергия! Какой напор! Какая уверенность в себе!
Утром, когда мы завтракали, отлично выглядевшая и какая-то вся светящаяся Ксюша

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.