Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

вдруг хохотнула.
-- Вообще-то, миленький мой, ты молодец! Ловко ты утер нос всем этим нудным
господам. А блондиночка и вправду была прехорошенькая. У тебя есть вкус!
-- Чуть не позабыл! -- спохватился я. Взяв с письменного стола листки с
посвященными Ксении стихами, я положил их ей на колени.
-- О, спасибо, милый! Спасибо, мой хороший! Спасибо!
Обхватив мою голову руками, Ксюша крепко меня поцеловала.
-- А скажи мне, голубчик, отчего не знакомишь ты меня со своими друзьями? У
тебя небось умные, интеллигентные, одаренные друзья и ты бываешь в интересных
домах?
-- Разумеется, радость моя, у меня есть достойные друзья. Но я боюсь.
-- Чего же ты боишься? Разве ты можешь чего-нибудь бояться? Ты же у меня
неробкий!
-- Я боюсь того эффекта, который ты производишь, появляясь в любом обществе, в
особенности в обществе людей о тебе знающих, но видящих тебя впервые. Прежде
всего у меня вызывает опасения реакция наиболее нервных представителей сильного
пола. Увидев тебя, как я уже успел заметить, они слегка заболевают, чуть-чуть
трогаются умом. При этом их поведение может стать несколько эксцентричным и
даже опасным.
-- Ха-ха-ха! Ты ревнуешь меня ко всем мужчинам сразу! Это великолепно! Значит,
любишь меня по-настоящему! И все-таки нельзя же держать меня в клетке! К тому
же восторженные взгляды мужчин должны доставлять тебе некоторое удовлетворение:
стало быть, я привлекательна и незаурядна.
-- Хорошо, Ксюша. Мы нанесем визит одному художнику. Признаться, он не очень
умен и не чрезмерно талантлив, но он твой давнишний поклонник и будет счастлив
с тобою познакомиться. Да, это идея -- мы пойдем в гости в Знобишину!
-- Я готова, милый. Прямо сейчас, утром, мы и отправимся к нему?
-- Нет. Позвони мне, пожалуйста, через день-другой, и мы договоримся.

Посещение знобишинской мастерской пришлось отложить. Вечером того же дня,
который столь счастливо начался в моей комнате, позвонила Ксения и, задыхаясь
от волнения, сказала, что Одинцов покушался на самоубийство, что, как сообщила
прислуга, он всю ночь не спал и ходил по квартире, а едва дождавшись ее, он
устроил дикую сцену ревности, обозвал ее страшными словами, ударил по щеке и
пригрозил смертью, а она заявила ему, что он ей противен и их брак должен быть
немедленно расторгнут; что после обеда он заперся в кабинете, сжег на спиртовке
какие-то бумаги и, написав записку стандартного содержания: "Прошу никого не
винить", -- выстрелил себе в грудь, что убить себя ему, однако, не удалось --
пуля пробила плечо, не задев сердце, и сейчас он лежит в клинике
Военно-медицинской академии, что она в полнейшем смятении и просто не знает, не
знает, не знает, что ей теперь делать, что она умоляет меня не тревожить ее
недели две, так как ей необходимо прийти в себя, что все это ужасно, ужасно,
ужасно -- просто кошмар какой-то, что она несчастнейшая женщина и некому ее
пожалеть, некому ей помочь, некому сказать ей доброе слово утешения, что все
мужчины -- чудовищные эгоисты и им доставляют извращенное наслаждение душевные
терзания бедных женщин, что жизнь вообще премерзкая штука, и Одинцов,
натурально, был прав, пытаясь избавиться от жизни, что она, певица Ксения
Брянская, великая грешница и молит Всевышнего о прощении, что никакие блага не
даются нам даром, и весь этот ад -- плата за славу и богатство, что она еще
мало заплатила -- придется платить больше. А я ей сказал, что следует взять
себя в руки, что все это, конечно, печально, но Одинцов, слава богу, жив, и
поэтому не стоит впадать в отчаянье, что она отнюдь не несчастнейшая женщина на
свете, и есть кому ее пожалеть и сказать ей слово утешения, что мужчины,
конечно, не внушают доверия, но не все они отвратительные эгоисты и не все они
наслаждаются душевными муками женщин, что жизнь и впрямь штука сомнительная, но
премерзкой назвать ее я бы поостерегся, а избавляться от нее из-за неудачной
любви -- мальчишество, что певицу Ксению Брянскую вряд ли стоит называть
грешницей, ибо причиной ее предосудительного с точки зрения христианской морали
поведения является не порочное влечение, а подлинная любовь, что все
происходящее, хотя и достаточно трагично, мало похоже на ад, а мысли о плате за

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.