Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

славу и богатство надо немедленно выбросить из головы по причине их вредности и
полной несостоятельности -- было и есть немало людей, которые за то и за другое
ровным счетом ничегошеньки не заплатили, что я ее люблю и не позволю ей
погибнуть, даже если ей этого страсть как захочется, что надо поскорее
развестись с Одинцовым, и все.

К Знобишину мы отправились в конце октября. Договариваясь с ним по телефону, я
намекаю, что приду не один, а с дамой, о которой он кое-что знает, но видел ее
лишь однажды, да и то мельком. Заинтригованный Знобишин уверяет меня, что будет
ждать нас с нетерпением и постарается произвести на даму наиблагоприятнейшее
впечатление. Все дальнейшее горько вспоминать. Я едва не погубил человека, едва
не стал преступником.
Когда мы ехали на извозчике, я доверительно сообщил Ксении, что мой знакомый
живописец большой чудак и обожает самые грязные черные лестницы, а парадных
лестниц он просто терпеть не может.
-- Опасаюсь, -- сказал я, -- что ты будешь шокирована теми задворками, на
которых он ютится.
-- Не опасайся, милый, -- успокоила меня моя возлюбленная. -- Я ведь не
чистопородная дворянка. Если бы я рассказала тебе о своем детстве, ты бы мне не
поверил, сказал бы: "Вруша ты, оказывается, моя радость!"
Когда прошли второй двор знобишинского дома, Ксюша заметила, что он грязноват,
но это вполне терпимо, однако странно, что нигде не видно дров.
-- Не успели еще закупить, -- спокойно отпарировал я, -- до зимы еще месяц. А
прошлогодний запас, вероятно, сожгли без остатка.
Еще ее поразило обилие кошек.
-- Откуда они взялись? Никогда в жизни не видела столько кошек сразу! Их тут
целые стаи! И все такие чистенькие, толстенькие! Где они питаются?
-- На помойке, -- ответил я. -- Впрочем, их подкармливают сердобольные
старушки, те самые, которые заботятся о голубях на церковных папертях.
Когда мы добрались до третьего двора, Ксюша немножко погрустнела, а когда
вступили на знобишинскую лестницу, она широко открыла глаза и зажала пальцами
нос. Когда же мы подымались, она то и дело брезгливо морщилась и приподымала
юбки.
-- Да-а! -- сказала она запыхавшись, когда мы остановились у двери мастерской.
-- В самом деле трущоба редкостная! Такой лестницы я не видывала!
Я нервничал. Меня стала пугать предстоящая встреча Знобишина с Ксенией. Но то,
что случилось далее, превзошло самые мрачные мои ожидания.
Вначале Знобишин не разглядел Ксюшу в полумраке лестницы и скудно освещенной
прихожей. После он некоторое время как бы побаивался на нее взглянуть. То и
дело по-старомодному расшаркиваясь, приторно улыбаясь, потирая руки и произнося
ненужные, ничего не значащие словечки -- ну-с, так-с, вот-с,  мда-а, чудненько,
славненько, -- он что-то ставил на стол, стучал посудой, звенел вилками и
ножами и ежеминутно исчезал в своей кухоньке.
Мы с Ксюшей бродили по мастерской и рассматривали картины.
-- Неплохо! -- говорила она. -- И вот это красиво, и это хорошо. Знаешь, милый,
полотна твоего друга напоминают мне вещи моего поклонника П. Твой друг не
учился у него, случайно?
-- В некотором роде учился.
-- Как это -- в некотором роде?
-- Дело в том, что мой друг разделяет взгляды П. на искусство и стоит с ним,
как выражаются теоретики, на одной творческой платформе. Несомненно, что П.
гораздо одареннее моего друга и сам додумался до того, что Знобишин у него
простодушно позаимствовал, считая, между прочим, по причине того же
простодушия, все позаимствованное совершенно своим.
-- А вот и я! -- воскликнула Ксюша, увидев в шкафу за стеклом свою фотографию.
-- Непонятно только, почему карточка так выцвела? Я же снималась в прошлом
году...
-- Мне очень нравится эта фотография, -- признался я, -- ты здесь безумно
хороша!
-- Прекрасно! -- обрадовалась Ксения. -- Я подарю тебе точно такую же! У тебя

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.